новости 31 октября 2012

Вадим Нефедов: «Я люблю вас, рыбинцы!»

Вадим Нефедов, полковник Генерального штаба Вооруженных Сил РФ, начальник факультета Военной академии Министерства обороны РФ, больше известен рыбинцам как коллекционер, покровитель местных любителей истории, учредивший ежегодную премию для поощрения лучших работ по краеведению. На днях он приезжал в город на презентацию книги «Рыбинск. Восемь любимых маршрутов» арт­холдинга «Медиарост», и мы пригласили его в редакцию, чтобы поздравить с 60­летним юбилеем, а заодно побеседовать, подвести итоги жизненного пути.

­ Вадим Вадимович, как мальчишка с берегов речки Черемухи стал полковником, военным атташе России в Кувейте и Ливии?

­ Я родился в Рыбинске, здесь пошел в школу. Когда учился в 6­м классе, отца ­ он служил в уголовном розыске ­ назначили начальником воркутинской милиции. В Воркуте я окончил 7­8 классы и поступил в Свердловское суворовское училище. А по окончании Ташкентского высшего общевойскового командного училища меня направили  служить в Германию…

­ Некоторые мои одноклассники, поступив в иногородние вузы, потеряли связь с Рыбинском. Вы же вновь и вновь возвращаетесь сюда. Что вас связывает с этим городом?

­ Для меня Рыбинск не просто родной город. Мой сын ­ представитель уже девятого поколения рыбинцев. В метрических книгах Семеновской церкви я обнаружил запись о крещении моего пра­пра­прадеда. Ему дали имя Неофит, что по­гречески означает «новообращенный». Потом это имя трансформировалось в русское Нефед, а когда давали фамилии, мы стали Нефедовыми.

Мой прадед Павел Васильевич начинал трудовой путь мальчишкой в ресторане московской гостиницы «Гранд­Отель», потом стал профессиональным поваром, работал в фабрике­кухне. В свое время о нем как о передовике производства писали «Рыбинские известия». Дед Алексей Павлович работал на нефтебазе братьев Нобелей, потом пошел по стопам отца ­ стал шеф­поваром.

Так что, несмотря на то, что постоянно в городе я жил только до шестого класса, считаю себя коренным рыбинцем. Как кадровый военный я всю жизнь прожил там, «куда Родина пошлет», но меня всегда тянуло сюда, потому что здесь моя родина.

­ И куда вас посылала Родина?

­ Я работал в двадцати странах Европы, Ближнего Востока и Северной Африки ­ по несколько лет жил в Германии, Судане, Кувейте, Ливии, сейчас служу в Москве, но всегда возвращаюсь в Рыбинск. Здесь все мое.

­ Вы знаете песню из кинофильма «Судьба резидента», которую исполнил Михаил Ножкин?

­ «Я в весеннем лесу пил березовый сок…» ­ наизусть знаю. За рубежом в минуты отдыха мы часто пели ее под гитару.

­ Что вы представляли в эти минуты?

­ Мою дорогую деревню Лопаткино, Филисово, Сретенье, берега речки Черемухи. С пяти лет я провожу лето в этих местах ­ сначала родители снимали здесь дачу, потом построили дом.

­ Интерес к краеведению и коллекционированию у вас начался с изучения своих корней?

­ Наверное, свое влияние оказал наш старинный дом, в котором жили бабушка с дедушкой и в котором по праздникам и в дни поминовений собиралась вся семья. Впервые особую гордость за родной город я испытал в Суворовском училище, когда рассказывал сокурсникам: я из Рыбинска!
У нас построен самый большой элеватор! У нас заводы на космос работают! У нас делают моторы для самолетов! О нашем городе никто не знает, потому что он закрытый. Я гордился тем, что приехал не из какого­то заштатного городишка, а из крупного промышленного и культурного центра.

А коллекционированием я занимался с детства. Собирал монетки, мама работала на спичечной фабрике ­ отсюда появилась коллекция этикеток. Еще будучи лейтенантом, приобрел по случаю 30 открыток с видами дореволюционного Рыбинска ­ это был праздник!

­ Расскажите, как получилось, что вы стали учредителем премии по краеведению…

­ Это было в начале 90­х, в очень тяжелое время. Чтобы как­то помочь Рыбинску и его жителям, Людмила Михайловна Марасинова предложила создать два фонда ­ Фонд возрождения русской усадьбы и Фонд по­ощрения краеведов.

В Фонд возрождения русской усадьбы меня записали первым, вторым был какой­то архитектор из Москвы, а третьим ­ Никита Михалков. Примерно через год я понял, что этот Фонд ­ мертворожденное дитя, и решил заниматься только краеведами.

В будущем году Фонду поощрения краеведов Рыбинска исполнится двадцать лет. Первые участники конкурсов закончили вузы, состоялись как личности и профессионалы. Мне хочется проанализировать, повлияло ли участие в краеведческих исследованиях на их выбор профессии, вообще на жизнь.

­ Ваши дети с такой же трепетной любовью относятся к Рыбинску? Они ощущают, что здесь их корни? 

­ Дети больше космополиты. Сын Анатолий ­ редактор телевизионного канала «Вести24». Дочь Ольга ­ искусствовед, защитила кандидатскую диссертацию, ее материалы печатаются в престижных российских и зарубежных журналах. Сейчас она работает в музее ориентализма в Катаре.

Но оба в первый класс пошли в Рыбинске, любят наш город. Когда учились, каждое лето  гостили у бабушки, по мере возможности стараются приезжать и сейчас.

­ Вы владеете несколькими иностранными языками. Всю жизнь вращались в дипломатических кругах. Наверное, мы, рыбинцы, кажемся вам немножко примитивными и малоинтересными…

­ Да что вы! Наоборот. Дипломатическая жизнь заранее предопределяет специфические формы общения между людьми. А вас я просто люблю ­ за ваше чистосердечие, открытость, за вашу преданность родному городу.

­  Вы долгие годы служили на Ближнем Востоке. Как оцениваете сегодняшнюю ситуацию в этом регионе?

­ Что касается современной обстановки на Ближнем Востоке, то мы все являемся свидетелями ее кардинального изменения и, честно говоря, не в лучшую для нас сторону. Смена режимов в Тунисе, Египте, Ливии, разделение Судана, попытки радикальной оппозиции захватить власть в Сирии происходили и продолжают осуществляться при явном вмешательстве извне. Волею судьбы мне предоставилась возможность вот уже около 30 лет заниматься этим регионом и побывать в 12 арабских странах. И вывод напрашивается только один: когда мы жили в биполярном мире (СССР ­ США), каждая из сверхдержав проводила свою внешнюю политику с оглядкой на противоположную сторону и, как правило, не допускала прямого масштабного силового вмешательства во внутренние дела суверенных государств. Когда же это случалось (Корея, Вьетнам, Афганистан), то возникали серьезные локальные конфликты и войны с непосредственным участием в них как СССР, так и США. Очень часто возможность развития событий по данному сценарию охлаждала головы «политических ястребов». В настоящее время, в условиях однополярного мира, когда понятия паритета, или равенства сил отсутствуют, нам приходится быть лишь сторонними наблюдателями за происходящим. К сожалению, начавшаяся цепная реакция на Ближнем Востоке на Сирии не закончится. В перспективе подобные события в том или ином проявлении могут произойти в Судане, Иране и некоторых других странах региона.

Беседовала Ирина Коновалова

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме