новости 5 июня 2013

Если завтра — вчера…

Что с нами будет, если из века высоких технологий переместиться на сто или хотя бы на семьдесят лет назад? Об этом — книга «Брат мой названый», написанная рыбинцем Владимиром Смирновым в необычном жанре краеведческого фэнтези. Пожалуй, это первое художественное сочинение в прозе о нашем городе, за исключением, может быть, прохановского «Истребителя» с его аллегорическим Рябинском.

bcx_tpDsTVo«Считаю шаги до Новой биржи. Их должно быть тридцать девять….
Тридцать семь, тридцать восемь, тридцать девять. Не глядя, протягиваю руку. Рука ловит воздух. Поднимаю глаза. Нет биржи. Просто нет. Пропала биржа со всем её гранитом внизу, изразцами, с шатрами и башенками наверху. Как и не было её. Вот-те-нате-опаньки!» — повесть начинается с того, что автор забрасывает своего героя в Рыбинск столетней давности. Так начинаются игры со временем, которые и ложатся в основу всех хитросплетений сюжета.
«От 19 века в городе многое уцелело из архитектуры, фактографии, и мы можем реконструировать прошлое с большой долей достоверности, — считает Владимир Смирнов. — Я потому и начал писать, что мне самому интересно было бы там оказаться».
Рыбинцы хорошо знают Владимира Васильевича по его газетным статьям и краеведческим работам. Произведение крупной формы для него первое. Над ним автор трудился в течение трех лет. Сам он так говорит о своем детище: «Три года назад ни с того ни сего появилась мысль написать книгу: взять пару героев из наших дней, закинуть в 19 век  — пусть они там порезвятся! Этот прием широко опробован и в литературе, и в кино: «Янки при дворе короля Артура», «Иван Васильевич меняет профессию», новый фильм «Мы из будущего»… Я объединил в своем произведении три века: конец 19-го, предвоенные 1940-1941 годы и начало 21-го столетия; три города — патриархальная Молога, Санкт-Петербург и Рыбинск. И путешествующих по ним геров, пытающихся понять жизнь своих предков, найти в прошлом свое место».
Итак, героев двое. Оба —  рыбинцы, наши современники. Миша, от лица которого ведется повествование, — молодой человек лет  тридцати с небольшим, рефлексирующий, с высшим образованием. Второй герой — подросток Никита, в повести читатель встречает его на улицах Рыбинска 19 века в образе гимназиста… в наушниках. «Идея — показать тот мир глазами гостя из нашего времени. Не участника, а зрителя, ¬ поясняет писатель. — Он не меняет мир, а внимательно наблюдает за ним».
В основе фантастической повести — исторические факты, реальная топонимика упоминаемых мест, семейная биография писателя. События и даже мелкие детали вплоть до афиш на стенах домов — итог многолетних краеведческих изысканий Владимира Смирнова. «Миша заходит в кожевенную лавку Кузнецова в casino Мологе — там работал мой дед, оказавшись в шесть лет сиротой. По делам своего хозяина он даже попадает в Петербург, где еще нет дома Зингера на канале Грибоедова, все это его, конечно, удивляет», — рассказывает автор. Иллюстрации, в основу которых положены старые фотографии Рыбинска, также заставляют читателя уловить «запах» былых времен.
В повести нет каких­то интриг и стремительных поворотов сюжета, однако само погружение в чужую эпоху, сам быт в его деталях и подробностях, повседневные дела становятся главным приключением и испытанием для героев. В них вся соль. Университетское образование Миши в прошлом никому не нужно, от него требуется совсем другое —  заготавливать дранку на крышу, поправлять печь и так далее. И что самое удивительное, по мысли писателя, современный человек вполне способен прожить без мобильного телефона, не впадает в депрессию в отсутствие телевизора, не умирает в ломках без Интернета. Более того, его герои довольно легко адаптируются к «новым старым» условиям жизни. Миша настолько втягивается в дореволюционную эпоху, что даже задается шальным вопросом — а может, остаться?
Еще один временной пласт повести — 1941-й год, предвоенный Рыбинск. Туда автор отправляет подростка Нику. Переживания на пороге самой кровопролитной войны, о которой знает только он, кардинально меняют героя. Чем ближе к 22 июня, тем сильнее знание будущего и чувство собственного бессилия давят на Нику. Он понимает, что совсем скоро жизнь мальчишек, с которыми он подружился в ремесленном училище, изменится безвозвратно, что все их мечты рассыплются в прах. Герой пытается уберечь девушку, в которую влюблен, от поездки на Украину — она будет  оккупирована уже в первые месяцы наступления фашистов! «Предвоенные» главы стали эмоциональным центром тяжести повествования. «Когда я писал их, то сам был на грани истерики», — признается автор.
Пока о приключениях наших современников на просторах минувших веков прочитал лишь небольшой круг лиц — друзья и знакомые писателя. Однако такая возможность появится  у всех рыбинцев, весь вопрос — когда. Издательством «Медиарост» подготовлен макет книги Владимира Смирнова «Брат мой названый». Осталось только найти средства на публикацию.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме