В тылу как на войне

Женщина и война. Казалось бы, как можно поставить рядом эти два слова

Торопова Александра Ивановна

Торопова Александра Ивановна

Расскажу о своей маме, Тороповой Александре Ивановне, и ее сестрах.

Мои родители встретились в Рыбинске. Поженились в июне 1938 года. А в конце октября папа ушел служить в армию. Мама к этому времени ждала первенца. Снимала она угол у квартирной хозяйки. Та, узнав, что будет малыш, велела освободить жилплощадь. Молодая женщина искала жилье, но никто не хотел пускать будущую мать.

И тогда мама написала письмо товарищу Сталину. Прошло время, 1 июня 1939 года родился сын. Квартирная хозяйка повесила на дверь замок и уехала. Из родильного дома в часть, где служил муж, отправили телеграмму: «Жена родила сына, вернуться из роддома некуда, жилья нет».

Из воинской части счастливого отца сразу же отпустили домой. Встречал он жену с сыном и… с милицией. Они вскрыли квартиру хозяйки. За те 10 дней отпуска, что солдат находился в Рыбинске, был решен жилищный вопрос. Возможно, к этому времени пришел ответ из Кремля, а может быть, приняли решение рыбинские власти. Предоставили маме маленькую комнату в деревянном доме с печным отоплением. Сына определили в детский сад.

Летом 1941 года детей вывезли на дачу. В выходной день мама с подругами поехали за город. А вечером узнали, что началась война.

Папа с первых дней войны был на фронте. Мама жила в Рыбинске. Только два раза выезжала в госпиталь, где папа поправлялся после ранений. В Рыбинске была введена воинская повинность. За Волгой рыли противотанковые рвы, чинили солдатское белье. Город бомбили. Сразу же, как объявляли тревогу, мама бежала в детский садик, брала сына и еще одного ребенка на руки и укрывалась в бомбоубежище, которое располагалось под домом на углу улиц Пушкина и Радищева.

После победы папа еще какое-то время оставался в Германии и вернулся только в конце 45-го года.

Много горя принесла война почти в каждую семью. Мамина средняя сестра пережила блокаду Ленинграда. У нее умерли от голода муж и две дочери. «Как ты вынесла это?» — со страхом спрашивала я, боясь, что ей будет больно об этом вспоминать. «Если бы это случилось в другое время, я, может быть, и не выжила от горя, — говорила тетя. — А так все чувства, кроме голода, были атрофированы. Однажды в городе прошел слух, что фашисты разбомбили какие-то продовольственные склады, и продукты перемешались с землей. Из этого месива можно было печь лепешки. Я поехала, но сил не было совсем. Упала на улице. Меня подобрали и отвезли в госпиталь. Когда вернулась, домашние уже были мертвы. Похоронены на Пискаревском кладбище. Выжила я одна. После войны еще долго не могла вылить воду, когда отваривала макароны. Такое было воспоминание о голоде».

У старшей маминой сестры муж во время войны пропал без вести. На руках остались двое детей. Она не сразу стала получать пенсию, долго собирала какие-то справки. Через много лет, когда в интернете был создан сайт о военнослужащих, принимавших участие в боевых действиях, мы узнали, что часть, где служил ее муж, попала в окружение. Когда выходили из болот и топей, массово гибли солдаты. Был отдан приказ спасать технику, и танки на скорости шли прямо по тем, кто тонул. Потом с гусениц снимали человеческие останки.

Самое удивительное, что все три сестры дожили до глубокой старости. Пережив эту страшную войну, они умели радоваться жизни, несмотря на то, что у всех были какие-то проблемы.

Думаю, что 9 Мая, когда в очередной раз мы будем праздновать Победу, «Бес-смертный полк» наряду с фотографиями фронтовиков мог бы пополниться и фотографиями тружениц тыла – женщин, вынесших на своих плечах все тяготы войны.

Наталья Мялкина

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме