Темы 6 июля 2018

Дать или не дать? О благотворительности

Мы привыкли к различным просьбам о помощи. В социальных сетях, на интернет-форумах, в СМИ объявления о сборе денег на лечение ребенка попадаются все чаще. А вот на улицах просьба дать сотню рублей смотрится попрошайничеством.

Тем временем уже три месяца в Рыбинске подростки в желтых жилетах настойчиво просят помочь больному ребенку от имени благотворительного фонда «Аурея». Разбираемся в этой истории.

аурея

Фонд зарегистрирован в Сибири, в Красноярском крае. А сбор средств на лечение больных детей ведет по всей России – Пермь, Воронеж, Нижний Новгород, оставляя после неоднозначное мнение: многочисленные публикации в СМИ, рассерженные горожане, возмущенные местные волонтеры.

Чем же просьба денег так возмущает россиян, и почему рыбинцам стоит насторожиться, когда в следующий раз к ним на остановке подойдет подросток с прозрачной коробкой?

Ну, хотя бы тем, что эти дети — не волонтеры, они получают деньги за свой труд. В чем сами признаются.

Первыми это обнаружили люди, которые по сфере деятельности связаны с благотворительностью. Ольга Манькова, одна из организаторов благотворительной акции «Белый цветок», еще в начале апреля заметила в Рыбинске детей с коробками у Спасо-Преображенского собора.

— Я пообщалась с ними – это были мальчики, школьники 13-14 лет. Они настойчиво просили денег у прохожих. Я удивилась, по работе обычно я в курсе благотворительных сборов и акций, проходящих в Рыбинске. Оказалось, эти дети — не волонтеры, они работают! Мальчики признались – каждый день с собранной суммы они получают 20%. Назавтра я встретила девочек чуть старше и тоже с ящиками. И те уже утверждали, что работают для записи в волонтерской книжке, но выглядели при этом неуверенно и книжку показать не смогли, — вспоминает Ольга.

В распоряжении редакции «Рыбинских известий» есть видео, где два мальчика говорят, что они работают и получают пятую часть от собранной ими суммы.

Разбираемся по порядку, может ли человек 13 лет собирать деньги? Трудовой кодекс говорит, что нет. Любая работа с финансами возможна лишь по достижению 18 лет. К примеру, в рыбинском фонде «Во благо» трудится много молодежи. Но доступ к деньгам есть лишь у кураторов – взрослых участников фонда.

— Волонтеры моложе 18 лет отвечают за активку – ведут мастер-классы, играют с детьми, помогают взрослым. С деньгами они не имеют контакта, — объясняет Дарья Морозова, президент «Во благо».

Может ли фонд выплачивать деньги своим волонтерам? Нет. Волонтер – это человек, который помогает безвозмездно, то есть, трудится за идею. Дарья объясняет: по закону «О некоммерческих организациях» прибыль не является целью благотворительного фонда. И НКО может оставить себе лишь 20% собранной суммы – на банковские операции, атрибутику, съем офиса.

— Ели каждый волонтер будет получать 20%, то как же фонд покрывает остальные расходы? Что в результате доходит до матери ребенка? – задает риторический вопрос президент «Во благо».

Говорят, что несовершеннолетние дети, работающие в фонде «Аурея», не местные. Что подростки живут в Рыбинске с кураторами, без родителей. В таком случае, на место проживания подростков должны срочно выехать сотрудники отдела по делам несовершеннолетних и изъять детей, оставленных без присмотра. Впрочем, эту версию опровергают сами сотрудники фонда.

— Приезжих среди волонтеров, которые работают в Рыбинске, нет. Мы набираем местных добровольцев по сарафанному радио, — рассказали нам на горячей линии «Ауреи». Между тем сами подростки рассказывают, что нашли работу по объявлению «Разыскиваются промоутеры», где им обещали выплачивать до 300 рублей в день.

Дарье Морозовой деятельность «Ауреи» в Рыбинске тоже кажется неоднозначной. Фонд зарегистрирован в Сибири, помощь оказывает мальчику из Ростовской области, а деньги собирает в Рыбинске? Не слишком ли сложная схема?

Дарью так же возмущает настойчивость, с которой просят у прохожих деньги подростки в желтых накидках. Их очень много, они рассыпаются по вечернему городу, когда все идут с работы или гуляют, заводят разговоры с прохожими, давят на совесть, на жалость.

«Во благо» тоже имеет дело с ящиками. Но ставит их в торговые центры. Руководство ТЦ тщательно проверяет документы, связывается с родными больных детей, их юристы по косточкам разбирают все бумаги. И только после этого дают разрешение поставить ящик.

— В торговых центрах наши волонтеры с ящиками не ходят. Стационарные ящики для сбора – отдельно, волонтеры – отдельно. Если нужно, девочки объясняют, для кого идет сбор, дают контакты родителей больного ребенка, помогают найти страничку в соцсетях, где выкладывается документация и отчеты – сколько денег собрано, сколько осталось собрать. По окончанию сбора мы благодарим всех благотворителей. Для нас важна прозрачность, — говорит Дарья. – Мы помогаем, они – собирают деньги. Почувствуйте разницу.

Морозова дает совет: если вы хотите помочь больному ребенку – делайте это по знакомству, лично связавшись с родителями, побольше узнав о них. Только тогда ваши деньги гарантированно попадут в цель. Давать деньги «в никуда» – то же, что кидать их в реку. В Рыбинске много детей и взрослых, которым нужна помощь.

А подростки, собирающие деньги… Ольга Манькова написала по поводу них заявление в отдел по делам несовершеннолетних. Те переслали письмо в полицию.

— По сигналу наши сотрудники проводят проверку, — сообщает пресс-секретарь МУ МВД «Рыбинское» Анастасия Гридасова. Остается ждать результатов.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме