Мнение 29 августа 2018

Юрий Кублановский: «Помнить о невинноубиенных — наш долг»

Знаменитый поэт – о рыбинских утратах, Красной площади, памяти о погибших в жерле Гулага

В Рыбинске гостил наш земляк Юрий Кублановский, поэт, литературный критик. Он выступал на православной конференции, общался с почитателями своего таланта.

Мы побеседовали с мэтром о его новой книге, о провинциальном модерне, о Гулаге и Ленине в зимнем пальто.

— Юрий Михайлович, почему православная конференция?

— Эта тематика мне не чужда. С молоком матери впитана православная русская культура, это в крови. Я член патриаршего совета по культуре. Кроме того, я лауреат патриаршей премии Кирилла и Мефодия. И в стихах нередко возникают образы на православную тематику.

— В вашей новой книге есть стихотворение «Переправа», посвященное Анне Тимиревой, гражданской жене адмирала Колчака, которая жила в ссылке в Рыбинске. Там есть строки «темная на корме фигура». Это о ней?

— В детстве у меня был эпизод – я увидел женскую фигуру на корме. С годами этот случай начал ассоциироваться именно с ней. Возможно, мама мне тогда сказала, что это Анна Тимирева. А быть может, мне это стало с годами мерещиться. Тимирева очень много для меня значит, я очень люблю ее стихи, у нее много стихотворений о Рыбинске. В ее сборнике есть целый раздел, который называется «Рыбинск». И потом она же работала в рыбинском театре, где мой отец был одним из ведущих актеров. Так что в детстве я ее много раз видел. И все это вместе так сошлось, так и сложилось это стихотворение «Переправа». Это одновременно и переправа через Волгу, и переправа из этого мира в иной. Я даже решил назвать весь сборник «Долгая переправа», адресуясь именно к этому стихотворению.

— Вы регулярно приезжаете в Рыбинск. И взгляд ваш одновременно и со стороны, и пристрастный, так как вы тоже рыбинец. Как вам последние изменения в историческом центре?

— Корней Чуковский говорил: «В России надо жить долго». И вот дождались мы каких-то перемен, но, к сожалению, много шедевров архитектурных утрачено. И несколько прекрасных домов гибнут прямо сейчас. Я имею в виду дом на перекрестке Стоялой и Чкалова. Дом с лепниной в устье улицы Радищева. С каждым приездом вижу – их состояние все хуже и хуже. Так что говорить, что вектор направлен в благополучную сторону, пока рано.

Погибла практически вся шедевральная деревянная архитектура. Гибнет замечательный провинциальный стиль модерн. Так что потери очень серьезные, почти невосполнимые. Я сам столкнулся с поразившим меня варварством: вырубили все деревья на Южном кладбище. Мне сложно найти могилы многих своих друзей, погибла вся планировка, ориентиров нет. Зачем срубили деревья? Это было хорошее тенистое русское кладбище. Сейчас оно заросло бурьяном в человеческий рост. Это варварство меня буквально подкосило. И в Рыбинск я стал ездить редко – лишь раз в году, чтобы отслужить панихиду на могиле матери.

Фото Владимира Фролова

— А какие эмоции вызывает отреставрированная Красная площадь?

— Мне больше нравилось, когда она была в сирени. Возможно, сегодняшняя реконструкция была бы уместна, если бы здесь наконец был возрожден и поставлен памятник Александру II, на постаменте которого стоит сейчас Ленин. А с оставленным Лениным – о чем разговор? Воспоминания отрочества: была 30-гра-дусная жара, мы гуляли с товарищем и увидели: меняют памятники Ленину. Это было так нелепо – на смену Ленину в пиджачке в жару устанавливают памятник, где он в зимнем пальто и ушанке. Вот так с тех пор он и стоит. И, к сожалению, планы вернуть на постамент Александра II так и не осуществились, увы. А без этого вся реконструкция площади – пустой звук.

— В Рыбинске лет десять не могут найти деньги на строительство мемориала жертвам Волголага. Все остановилось на проектном этапе. Вы слышали об этом?

— Да, конечно. Проект защищает мой близкий друг Борис Крейн, он душой болеет за мемориал. Что могу сказать – это позор! Позор, что до сих пор не могут сделать мемориал. Переборы – известный страшный гулаговский пункт. Все знают, сколько людей там полегло. Работали заключенные, ни в чем неповинные люди. И то, что до сих пор нет памятника, говорит о том, что до сих пор нет у нас в душе раскаяния перед невинноубиенными людьми, замученными до смерти. И это не только в Рыбинске – по всей России этого не хватает. Жертвы вопиют – во всяком случае в моем сердце это так.

— А пару лет назад нашелся спонсор, предложивший соорудить на этом месте часовню. Как вам идея?

— Вы знаете, нормально. Если часовню посвятят российским новомученникам, это будет уместно.

— Ваше выступление на православной конференции тоже касается этой темы?

— Да, мы не додали нашим новомученникам. Недостаточно наш народ помнит о них. Недостаточно в наших душах раскаяния. А многие даже и стыдятся этой страшной страницы, не хотят о ней говорить, думать. Это, конечно, совсем не по-христиански. Это наш долг – помнить о них, о каждом из них. Помнить – значит, не повторить.

Юрий Кублановский:
Планы вернуть на постамент Александра II в Рыбинске так и не осуществились, увы. А без этого вся реконструкция Красной площади – пустой звук

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Житель 12:37 | 29 Август 2018

Красная Площадь-отличный ремонт!!! Мемориал в Переборах нафиг не нужен……..поэтому и не делается. Мнение человека, который бывает наездами-пустой звук!!!

Житель 12:45 | 29 Август 2018

Прям бесят иногда болтуны, цитата: » Работали заключенные, ни в чем неповинные люди.»
Справка из Википедии: «Накануне Отечественной войны лагерь достиг максимума за все годы своего существования: в Волголаге на 15 марта 1941 года находилось 97 069 человек. Две трети заключённых представляли собой уголовный элемент, 15—20 % были осуждены по 58-й статье УК РСФСР, то есть являлись «политическими».[1] «

    Юлия 13:45 | 29 Август 2018

    20 процентов от ста тысяч — двадцать тысяч. Вероятно, о них и говорил Кублановский. Или для вас 20 тысяч человек — это мелочь, капля?

      Житель 17:18 | 29 Август 2018

      Блин, хорошо давайте памятник заключённым Волголага, а напротив памятник конвойным войскам НКВД . Для исторической справедливости. Немногие знают, что в легендарной Брестской крепости на протяжении двух месяцев отражали атаки гитлеровцев и бойцы 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД. Надпись, вошедшая во все школьные учебники по истории СССР « Умираю, но не сдаюсь! Прощай Родина! 20.VII.41г.», сделал именно воин подразделения Наркомата внутренних дел – ее нашли на стене казармы 132-го батальона НКВД СССР.

      Источник: Войска НКВД на Великой Отечественной: как они отличились
      © Русская Семерка russian7.ru

        Старшина_НКВД 11:14 | 10 Октябрь 2018

        Соглашусь, в 132-ом отдельном батальоне Конвойных войск НКВД немало рыбинцев сложило свои головы при обороне Брестской крепости.

гость 22:33 | 31 Август 2018

20тыс. осужденные по 58й.Но далеко не все они умерли.Большинство из узников Волголага были освобождены отмотав десятку.Не попали на фронт,получая гарантируемую пайку.Завели семьи и вырастили детей,в отличии от тех кто безвестно погиб в Ржевских болотах.Для которых , идя в атаку(порой без оружия) сухарь в кармане был и завтрак и обед и ужин.А отдых на тюремных нарах они с удовольствием предпочли отдыху в окопе по колено в воде. Я работал с многими бывшими Волголаговцами и большинство из них были рады ,что отмотали десятку и не попали на фронт.

Виталий 11:56 | 10 Октябрь 2018

Кублановский вместо пустой болтовни о сталинских репрессиях лучше бы защищал жертв сегодняшних репрессий! У нас сегодня тысячи людей сидят в тюрьмах за лайки, репосты и прочую ерунду, и не просто сидят, а зачастую подвергаются пыткам и унижениям.

    Юлия 13:08 | 10 Октябрь 2018

    Логика «а в Африке вообще дети голодают».
    Каждый радеет за то, к чему душа лежит.
    А вы что делаете для политических заключенных сегодня?

гость 20:25 | 10 Октябрь 2018

О политических заключенных «заботится» государство.Но они эту заботу не ценят.После отсидки опять за своё.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме