Избранное Темы 13 сентября 2018

Смоленский гость Рыбинска

Что привело в Рыбинск Виктора Штемберга – настройщика музыкальных инструментов и жителя смоленских лесов? Отзывчивость рыбинцев, благодарность, жизненная философия, которая не позволяет оставить без внимания добрые дела

«Мир вашему дому!», — заходя в редакцию, Виктор Штемберг расплывается в широкой белозубой улыбке. Позади у него – 15 часов пути на старенькой «Оке» и экскурсия по «Русской механике».

За 700 километров Штемберг приехал в наш город, чтобы просто сказать спасибо главному конструктору предприятия Рашиту Валееву. За что? Читайте в нашем материале.

Уютный деревянный домик с резными ставнями, позади дома – глухая стена хвойного леса, впереди – смешанного, а между ними – чисто поле, по которому нет-нет да и проскочит дикий зверь. Картинка из сказки? А вот и нет. Уже 11 лет так живут супруги Штемберг в глухой деревне Быковка под Смоленском.

Когда-то здесь был 41 двор, теперь их хата – единственная в округе. До дороги, ведущей в город, – 3 километра. И если бы не потрепанный снегоход, доставшийся Виктору Александровичу от охотхозяйства, до Рыбинска он вряд ли бы добрался.

— Лет пять назад отдали мне этого железного коня в убитом состоянии, — рассказывает наш гость. – Через пару лет только за него взялся, разобрал, а там и движок дохлый, и подшипников тьма. Стал искать запчасти и выяснил, что найти их можно здесь, в вашем Рыбинске. Заказал. Теперь снегоход как новый, я его еще раскрасил и сани к нему приладил.

Но больше всего Штемберга удивило, с какой теплотой рыбинцы отнеслись к жителю из глубинки. В посылке от «Русской механики» были душевное письмо от отдела главного конструктора и большая книга о заводе и выпускаемой продукции.

— Я был поражен такой отзывчивости, — говорит Виктор Александрович. – И сразу решил: поеду поблагодарю. Меня уже ждали: встретили, разместили, показали предприятие.

Резвая малышка-«Ока» быстро домчала хозяина до пункта назначения. Подобные путешествия легкому на подъем Виктору Штембергу не в тягость, а в радость. За годы работы водителем на грузовиках и автобусах он намотал тысячи километров. Да и по роду основной специальности ему пришлось исколесить всю европейскую часть России. Виктор Штемберг обладатель редкой, даже вымирающей профессии: он настройщик и реставратор музыкальных инструментов. И если зовут, не отказывает до сих пор.

— Я вхож в каждый дом, почему-то везет мне на хороших людей, — улыбается он. – На обратном пути надо в Вязьму заскочить, там у священника детенки маленькие, а пианино совсем плохое. Чемодан-то мой с инструментом всегда с собой.

Это потому что он и сам такой – открытый, лучистый, добрый. А как запоет – растаешь окончательно. Недаром в Новой Каховке на Херсовщине, где Виктор Саныч жил и трудился раньше, его прозвали «веселый водитель».

— Всю жизнь пою! Отец у меня был баянистом и руководил кружком самодеятельности. Я тоже постоянно выступал. Однажды пришлось петь для пассажиров. Дело было накануне Восьмого марта. Полный салон людей, мужики сидят, женщины стоят. Ну, думаю, проучу сильный пол. В микрофон объявляю: «Дорогие дамы, от имени всех присутствующих мужчин поздравляю вас с вашим праздником!». Что началось! Мужики, как ошпаренные, дамам стали места уступать, а одна возьми да и скажи: «Спой нам в подарок!». Пел «Маритану», куда деваться. Человеку ведь что для счастья надо – самую малость. Слово доброе, внимание. Душа нужна. А как ты хочешь, чтобы с тобой поступали люди, так и ты поступай с ними, — делится Виктор Александрович.

Внезапно гость редакции оживленно спрашивает: «А хотите, и вам спою?».

Не прошло и минуты, как в портативной колонке, которую он носит с собой в сумке, заиграла мелодия «Есть только миг…». Мягкий, чуть вкрадчивый голос, не сходящая с лица улыбка – душа-человек.

— Как-то взял гитару и сижу на завалинке, играю, так гуси мои прилетели с поля и, открывая клювы, стали подкрякивать, – вспоминает гость. — Умнейшая птица! Поэтому и перестал держать – как пора на колодку вести, не могу руку поднять, мне и мяса не надо.

Сейчас в хозяйстве Виктора Штемберга – куры, коза и козлик. Живности хватает и в лесу. То он косулями любуется, то от волков убегает – было и такое.

— Дело было зимой, иду я с сумкой, слышу – снег поскрипывает позади. Оглянулся – идет парочка, ну я как впилил. Хорошо, до деревьев оставалось метров 20, запрыгнул чуть ли не на макушку. Если б в чистом поле – верная гибель. Бывает, и медведь проскочит, а косули так вообще частые гостьи. Еду на снегоходе, а они, любопытные, впятером скачут, как пружинки. Красивые!

В город Виктор Александрович не перебрался бы ни за какие коврижки. Ну и что, что зимой все подступы к дому заметают сугробы, ходит дикий зверь, а вокруг никого. От этого он и счастлив.

— Судьба забросила меня сюда, за что я благодарен Богу. Тишина, спокойствие. Все спрашивают меня: «А не страшно?». А кого бояться, говорю. Самый страшный зверь – это человек. «А не скучно?». А когда скучать? В деревне одно дело делаешь, десять тебя уже ждут.

Городское жилье он называет мертвым и искренне жалеет жителей каменных джунглей.

— Это же коробки! Да еще стоят таких денег. Газ, свет, воду отключат и все – пиши пропало. Озолоти меня – ни за что мне этого не надо. Такие площади в России-матушке, лучше бы людям землю давали под строительство, — рассуждает Штемберг.

Рыбинск ему очень понравился. Красивый город и отзывчивые люди – чем не повод вернуться. Но только на денек-два. От суеты Виктор Александрович быстро устает. Родная деревенька на Смоленщине сердцу милее.

 

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме