Главное Темы 31 октября 2018

Вычерпать ложкой море

Может ли человек с ДЦП петь? Московские педагоги говорят: «Нет». Марина Березина из Рыбинска, преподаватель академического вокала, уверена в обратном

Бывает, нам лень заниматься любимым делом. Даже и думать не хочется, чтобы поплавать, уделить час курсам английского, просто погулять с детьми или друзьями.

А смогли бы вы заниматься делом, которое вам нравится, но абсолютно не дается? День за днем, год за годом ложкой вычерпывать море?

12-летняя девочка Полина из Рыбинска способна. У нее тяжелая форма ДЦП, и она третий год занимается вокалом.

Петь – не мешки ворочать?

Тут нужно пояснить: вокал – это не просто ля-ля в душе. Академический вокал – тяжелая мышечная работа. Человек поет не ключицами, не горлом. Он поет животом, прессом, помогая себе всем организмом. А ДЦП с его постоянными спазмами, мышечными зажимами пению не способствует.

У детей с церебральным параличом зажато и «скручено» все: не слушаются ни язык, ни гортань, ни губы, ни пресс.

И когда Марине Березиной, преподавателю с двадцатилетним стажем, предложили позаниматься с Полиной, она опешила. Марина – обычный педагог музыкальной школы. Она работает 6 дней в неделю, преподает сразу в двух музшколах Рыбинска – седьмой и второй. Сейчас у нее 23 ученика. Двое из них – с ДЦП. У Полины форма наиболее тяжелая. И сегодня Марину можно назвать опытным преподавателем в музыкальной коррекционной педагогике. Но два года назад было страшно.

— Первая мысль: пусть это буду не я, пусть кто-то другой. Вторая: я не справлюсь, только все испорчу. Я не знала, чего ждать, никогда не сталкивалась с такими детьми близко. В голове стучало: есть обычные дети, и есть «они», — вспоминает преподаватель.

Сомнения вполне понятные: для учеников с ДЦП не существует ни программ, ни методик преподавания вокала. Для педагогов нет курсов повышения квалификации в этой области.

Опытные коллеги уверяли Марину Березину: люди с ДЦП не могут петь. Эти мысли высказывались в Москве на съезде музыкальных педагогов. Учеба детей с ДЦП – долгий кропотливый процесс и почти невидимый результат. Да и зачем, если за те же деньги ты можешь спокойно обучать детей  без особенностей.

Так совпало, что сразу после этих «откровений» Марине и предложили курировать Полину.

— Сомнения ушли, когда мы познакомились с Полиной. Она меня поразила – очень светлый ребенок. Главное открытие: они не особенные, а такие же, как все дети. Девочка позитивная, любознательная, смешливая, — рассказывает преподаватель.

Маленький шаг – большая победа

И начались занятия. Полина физиологически не может петь. Мышцы постоянно напряжены, находятся в тонусе. Из-за спазмов голосовых связок она не может пропевать звуки, ей сложно соединять гласные. Она не попадала в ритм, не могла вовремя вступить. Ее особенность – она не переносит высоких звуков, вздрагивает, испытывает стресс.

Но она поразительно трудоспособна. И делала больше, чем могла физически. «Она работала каждую из сорока минут урока», — вспоминает Марина.

— За двадцать лет я учила много детей. Но столь целеустремленных не видела! Если бы все ученики так интенсивно работали, они уже стали бы оперными певцами. Полина очень сосредоточена. Если не получается, она не волнуется, не нервничает. И не проскочит трудное место в песне, будет его «ковырять», пока не добьется успеха. Нельзя победить того, кто не сдается, — улыбается педагог.

За два года они вдвоем сделали колоссальный шаг вперед. Сейчас Полина может спеть фразу, она вытягивает гласные, у нее получается не сбиться с ритма. У нее улучшилась речь. Полина пытается дышать, как настоящая вокалистка, несмотря на то, что мышцы ее плохо слушаются. Появляется нижнее диафрагменное дыхание. Для Полины даже маленький шаг – это большая победа.

Но трудится не только ученица. Педагогу тоже приходится работать вдвое, втрое больше, быть предельно внимательной и изобретательной, и главное – хотеть помочь.

Все песни Марина перекладывает для Полины на более низкий лад. И над каждым произведением они бьются не один месяц. Работа тут нужна ювелирная, индивидуальная. Где Марина берет столько сил?

— А кто, кроме меня? Когда трудно, меня поддерживает эта мысль, — говорит педагог. — Для нашего общества таких детей нет. Пустое место. В вечной гонке за результатом все плевать хотели на их особенности. Полина неудачно занималась вокалом в другой школе, где для нее даже не пытались адаптировать материал, загружали сложной эстрадой. Надо понимать, что у детей с ДЦП особые образовательные потребности. Я очень много ищу, но, по сути, иду в темноте. Ищу черную кошку в темной комнате. Вот если бы уже были исследования, методики, планы, было бы намного проще.

Сейчас Марина сама пишет учебный план для каждого из этих детей. Ведь они такие разные. И мечтает о фестивале под названием «Мы вместе», где на сцену вместе с Полиной выйдут здоровые сверстники.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме