Темы 19 марта 2019

«Директор хороший, но он не вечный»

В соцсетях обсуждают поездку благотворителей в ПНИ Рыбинска

О психоневрологическом интернате Рыбинска узнали многие россияне – все благодаря пронзительному посту Нюты Федермессер в сети Facebook.

Нюта Федермессер, основатель фонда помощи хосписам «Вера», вместе с командой волонтеров ездит по российским ПНИ. Так она описывает цель поездки:

«Мы не проверка. Мы в помощь. Смотрим койки милосердия. Слушаем врачей: как улучшить качество помощи пациентам с психическими расстройствами и умственной отсталостью, которые находятся в отделениях милосердия. Хотим подготовить программу развития паллиативной помощи для региона, согласовать ее с губернатором и федеральным Минздравом. Потом обеспечить программу средствами федеральной субсидии».

Рыбинский ПНИ – первый в целой череде интернатов, который Нюта отметила как живой и гуманный. Директора ПНИ Игоря Синявского она назвала одним из «своих» — тех, кто чутко реагирует на потребности постояльцев интерната.


Тележки добра

Сегодня, 19 марта, спустя всего два дня после публикации, у поста Нюты полтысячи комментариев и почти четыре тысячи репостов.

Комментаторы интересуются, как можно помочь ПНИ Рыбинска. Они предлагают перечислить деньги интернату, собрать посылки с подарками для постояльцев. Лена Фесовец пишет: «Могу выслать им посылку с красками, карандашами, раскрасками. Наверняка, понадобится для молодых постояльцев».

Многие желают собрать для рыбинцев так называемую «тележку радости». Волонтеры фонда «Вера» поясняют: «Тележка радости — набор вкусностей, часто домашних. Например, у нас в хосписах люди любят холодец, пельмени, бутерброды с селедкой или красной рыбой, всевозможная выпечка, фрукты. Когда люди вне дома долго, они рады самым простым вещам».

На предложение Нюты выступить в ПНИ с концертом откликнулись творческие люди. И в числе первых — наша землячка, певица Нина Шацкая. «Можете на меня рассчитывать! Мы готовы десантом нагрянуть. Очень радостно читать такие слова о родном городе, до слез. Люблю Рыбинск, его людей. Там прекрасный мэр, много талантливых самодеятельных коллективов», — написала она.

Участница шоу «Голос» Мариам Мерабова пишет: «Мы готовы подъехать в Рыбинск и коллег подтянем». Откликнулся Константин Седов, основатель группы «Больничные клоуны» — они выступают в хосписах, больницах, домах престарелых. Наталья Карпович говорит, что готова приехать в Рыбинск с «Хором многодетных». Наталия Елизарова спрашивает: «Поэты нужны? Спеть тоже можем». Хотят подключиться молодые оперные певцы.

Представители культурного центра «Доброта+» написали о готовности побывать в Рыбинске. Ольга Козорез написала: «Мы хотим приехать в Рыбинск! Привезем творческую программу со скрипками, песнями и танцами. 20 лет проводим благотворительные концерты по всей России. Музыканты — профессионалы. Денег не будем просить!»

Подключаются к обсуждению и рыбинцы. «Как приятно, что на моей родине в Рыбинске такое есть!», — написала Юлия Ткаченко. Музыкант Владимир Хробыстов рассказыл, как однажды выступал в ПНИ: «Мы играли музыку для скрипки и гобоя. Три концерта за несколько часов. Да, там все по-человечески, подтверждаю».

Любой интернат = тюрьма

Однако не все пользователи так благостно настроены.

Многие люди, которые знакомы с системой психоневрологических интернатов изнутри, высказали мнение: хвалить интернаты, даже очень хорошие, значит, закреплять в сознании людей нормальность этой системы, куда человека можно на всю жизнь «упечь». И его самочувствие будет зависеть исключительно от того – хороший директор или неважный.

Мария Сиснева, член рабочей группы по разработке подходов к реформе ПНИ при минсоцзащиты РФ:

Интернат хорошим быть не может, даже такой приветливый. Респект, конечно, директору и персоналу. Но место жизни человека должно быть максимально приближено к домашнему.

В Европе есть групповые дома, есть квартиры сопровождаемого проживания и есть реабилитационные центры. В Италии такие учреждения по закону не могут вмещать более 20 человек, в Швеции — 15. А все, кто могут жить дома, обслуживаются дома с помощью системы общинной психиатрии. Мы же в этой области отстали от цивилизованных стран на 50 лет.

С этой точки зрения, эта история — не очень полезна, потому что закрепляет миф про «плохой» и «хороший» интернат». Благодаря таким мифам система сейчас встряхнется и начнет «плохие» интернаты переделывать в «хорошие». Мы это уже видели, когда вместо продавленных диванов в холлах появилась кожаная мебель.

Но гетто по определению хорошим быть не может. И ссылка в лагерь (большинство интернатов находится на краю географии, в максимальной удаленности от обычных мест жительства) хорошей быть не может.

 

Вера Шенгелия, журналист, попечительница фонда помощи людям с нарушениями развития «Жизненный путь»:

Директора бывают хорошие, только они не вечные. А вот интернаты — похоже, что вечные.

Нюта написала про Рыбинский психоневрологический интернат: мол, там прекрасный директор, деятельный мужик, свобода. И все ходят курить, когда хотят. И не лежат в кроватях круглыми сутками, а гуляют два раза в день. И мне стало очень страшно. Потому что у Нюты теперь есть политический вес. И в важных кабинетах ее слушают.

Вот я и представила, как Максим Топилин, министр наш труда и соцзащиты, слушает рассказ про Рыбинский интернат и говорит: «Вот же! Говорил я вам, что бывают хорошие интернаты. Главное, директора нормального поставить. Не нужна нам реформа, просто нужны нормальные директора».

А это совсем не так. Даже в Нютином тексте есть элементарная проговорка, которая это доказывает. Нюта пишет про уютные «палаты». Но люди не живут в палатах. Палаты бывают в больницах. А в домах, где живут люди, бывают комнаты.

Интернат — это тоталитарный институт, где очень быстро устанавливаются внутренние порядки, законы и механизмы. Они нацелены на то, чтобы институция шла по пути наименьшего сопротивления.

200 человек с инвалидностью в зависимом положении всегда, в любом интернате будут уязвимой группой. Плохое настроение у нянечки — гулять не пойдем. Сменили директора -лежим в кроватях, сидим в изоляторах. Жизнь за забором (а в Рыбинске вокруг интерната забор) — это непрозрачная, располагающая к правонарушениям штука.

Уже многие страны прошли этот путь. Нельзя больше 16-20 человек с инвалидностью собирать под одной крышей. Не нужно вырывать человека из его привычной жизни, не нужно его куда-то селить только на том основании, что у него инвалидность. Нужно помогать ему дома, искать возможность не забирать его.

А про директора Рыбинского интерната я, правда, слышала только хорошее. И ему, правда, нужны волонтеры. И будет очень здорово, если они начнут туда ходить. И еще я с удовольствием свозила бы его туда, где люди все-таки живут в домах, квартирах и комнатах, а не в палатах.

Любовь Аркус, режиссер, создательница центра для людей с аутизмом «Антон тут рядом»:

Если завтра директор по каким-то причинам покинет это место, там будет такой же ад, как и во всех ПНИ. ПНИ — это преступная система. И от прекрасных людей ничего не зависит — только если очень временно. Нужно ли поддержать этого директора? Нужно. Но оттого, что мы восхищаемся Янушем Корчаком, мы не можем считать, что концлагеря с газовыми камерами были бы лучше, если бы в них работало побольше Корчаков. Эти ПНИ нужно упразднить. Стереть их с лица земли, чтобы духу от них не осталось. Нужна глобальная реформа. А без нее никакие хорошие директора не помогут».

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
мариевский житель 18:49 | 19 Март 2019

А предыдущий директор, работавший ранее на ОМЗ «Призма», скончался в расцвете сил…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме