Темы 6 декабря 2019

Костыль для алкоголика

«Анонимные алкоголики» по-рыбински, или как помочь зависимому?

Рассуждаем с Александром Разумовым. Он – волонтер и ведет группы самопомощи для зависимых

Алкоголь для рядового россиянина – привычное дело, спутник по жизни. Бутылка в доме – норма. Когда эта дорога из рюмок и бокалов поворачивает к алкоголизму – кто знает.

Часто зависимый не замечает, как погружается в пучину все глубже. Пара бокалов вина ежедневно за ужином – это алкоголизм? А бутылка пива каждую пятницу? А если напиваешься редко, но сильно? Как понять, что тебе уже нужна помощь? Простых доступных маркеров, по которым можно проверить себя на алкоголизм, в России нет. Мало социальной рекламы, наркологов не хватает, обращаться к ним страшно – «я же не алкаш какой!».

Общество тоже не спешит помочь алкоголику. К нему относятся привычно-толерантно. «Зачем лечить? Это же не сломанная нога, которую нужно в спешке гипсовать, беречь», — рассуждают близкие зависимого.

— «У нас дядя пьет, двоюродный брат наркоман», – зачастую эти слова звучат спокойно, будто речь о профессии или особенностях строения тела. Вроде как не повезло, но что уж теперь, — говорит Александр Разумов. – А ведь признать, что ты зависим – первый шаг на пути к трезвости.

Между тем россияне спиваются поселками и городами. По данным Роспотребнадзора, за 2016 год в стране употребили более 10 литров чистого спирта на человека. И далеко не все алкоголики – маргиналы. Среди них много успешных трудолюбивых людей.

Непопулярны и единичны группы помощи зависимым, которые можно сравнить с американскими «Анонимными алкоголиками». Попадают в них практически случайно. Вот и в Рыбинске мало кто знает, что у нас уже 12 лет действует группа помощи зависимым, которая собирается еженедельно в Иверском храме. Недавно к ней подключились еще две – в Волжском и в центре города.

Здесь бывают алкоголики, наркоманы и их созависимые родственники. Но это не лечение, здесь не вы-водят из острых состояний. Рыбинцы приходят сюда, когда созревают для перемен. По сути, это площадка для самоанализа, где человек учится владеть собой, осознавать приближение момента, когда сорвется. Разумов называет их «группы профилактики срыва».

 

Как не сорваться

Нельзя излечить полностью – так медики говорят об алкоголизме. Их вердикт суров: заболевание допускает лишь ремиссию. Работа в группе нацелена на то, чтобы ремиссия не прекращалась.

…15-20 человек в кругу. Кто-то ходит годами, кто-то пришел впервые. Соседями по кругу окажутся бомж и предприниматель, который приехал на Лексусе. «Главное, чтобы не в опьянении», — уточняет Александр.

Почему человек пьет? Люди разные и причины разные. Многие пьют от скуки, пустоты духовного мира. Но не только. Супер-занятые трудоголики напиваются от усталости, в попытке расслабиться. Алкоголь подменяет другие способы досуга. Эдакая волшебная пилюля от всех бед.

Спиртное прочно ассоциируется с позитивом, хорошим настроением. Им снимают напряжение после тяжелого рабочего дня, им заполняют свободное время, им подогревают градус бодрости на дружеских вечеринках.

Разорвать эту прямую связь, протоптать новые дорожки к новым увлечениям и полезным привычкам – вот задача зависимого. По сути, он должен изменить жизнь на корню – избавиться от старых пьющих друзей, найти себе хобби. Наполнять жизнь здоровым отдыхом, научиться отдыхать – самое сложное в работе групп зависимых. И не переутомляться, что особенно невыносимо для трудоголиков.

— Для алкоголика мощный фактор срыва – переутомление. Часто в ремиссии алкоголики начинают много работать, наверстывая упущенное. Досуг наполнять он не умеет, он тяготится свободным временем, начинает брать подработки, сверхурочит. По выходным на даче вкалывает. Близкие довольны – на путь истинный встает. Но они не понимают, что счет до срыва уже идет на недели, — говорит Разумов.

Оказывается, завязавший алкоголик не должен напряженно работать как прежде, когда был здоров. Как бы странно это ни звучало, вкалывать, не разгибая спины, ему противопоказано. Нужно переформатировать свою жизнь, интуитивно найти увлечение, которое будет приносить радость.

— Подберет увлечение человек себе сам. Мы лишь предупреждаем его, что это большая сложная работа. Приветствуется спортзал, творчество, общение. Кто-то учится играть на гитаре, другой пойдет в бассейн. Но человек так устроен, он хочет после работы упасть на диван, — комментирует волонтер.

«Расскажите о конфликте»

На встречах алкоголики и наркоманы рассуждают в ответ на вопросы. К примеру, на такой: «Какие конфликты были у меня за последнее время?». Человек размышляет вслух, анализируя свое поведение.

Не страшно ли им раскрываться перед незнакомцами? Наверняка страшно. Но общение в группе выстраивается уважительно и комфортно под руководством опытного ведущего. Перед беседой – чаепитие, оно создает дружескую атмосферу. На группе не дают советов, не сомневаются в рассказах друг друга. Один говорит, все молчат, таково правило.

Зачем это рассуждение вслух? Дело в привычке зависимого отрицать – она гипертрофирована. Он никогда не возьмет вину за срыв и запой. «Виноват кто угодно, только не я». И эта ложь очевидна для всех, кроме него. «Политики в телевизоре достали, начальник орет, родные пилят. Я старался не пить, но мне не дали возможности». Оправдания, звучащие в голове, устраивают человека. Другое дело – озвучить их при людях.

— Когда человек вслух при группе обвиняет в конфликтах, агрессии других людей, то замечает, что лжет себе. Он внутренне осекается. Такие разговоры помогают ему осознать – рычаг управления внутри, не снаружи, он может попробовать вернуть контроль над ситуацией в свои руки. Постепенно человек узнает свою страсть, осознает механизмы запуска тяги к спиртному. В идеале он сам будет предвидеть и купировать начинающийся срыв, — говорит Александр.

На что жалуются горожане на группах? Больше всего зависимых рыбинцев расстраивают конфликты в семье. По словам Александра, именно ссоры с родителями, женой, детьми составляют 90% спусковых крючков для срыва. И с этим беседы в группе способны помочь, пусть и опосредованно.

— Допустим, давно не пьющий участник с большим стажем решения семейных конфликтов рассказывает, как недавно чуть не поссорился с женой. Она попросила его срочно помочь по даче, а у него куча своих планов, он уже и инструменты разложил. Ему удалось вырулить из ссоры – все же родные люди. Соседи по беседе внимательно слушают его рассказ и мотают на ус. «Ага, возможность не разжигать конфликты есть». Ситуация комфортна тем, что тебя не поучают – каждый берет из беседы только то, что готов взять, — рассказывает Разумов.

Опытные люди в тонусе, открытые для помощи другим, – костяк группы. Сюда они приходят как в клуб: уже привыкли к самоанализу. Но причина не только в этом. Рыбинцы с многолетней ремиссией чувствуют, что в силах помочь другим.

— Для алкоголика и наркомана плохой маркер – презрение к зависимым. Неважно, сколько он при этом держится. Если он презирает зависимых, он шаток, нестабилен. Он не прощает их, значит, не прощает и себя, — говорит волонтер.

Группа поддерживает, как костыль

Кому легче избавиться от зависимости? Чем моложе человек, чем гибче его психика, тем легче ему совладать с алкоголем. В реабилитационном сообществе существует понятие «точка невозврата».

— Если человек наркоман, то 25-35 – реальный возраст его выздоровления.  До 25 лет он кайфует, потом кто-то пытается переосмыслить жизнь, и у него может получиться соскочить. А после 35 ты уже в гробу, — говорит Разумов.

С алкоголем все еще хуже, уверен волонтер. Спиртное разрушает человека медленно, человеку не страшно его употреблять.

— Есть тенденция – не брать на реабилитацию алкоголиков после пятидесяти. И даже после сорока. Психика уже непластична, измениться он не сможет. Да и организм уже поменялся, весь обмен веществ подстроился под переработку яда, — объясняет специалист.

Посещение группы для зависимого – эффективный инструмент выздоровления. Этот костыль ему нужен будет долго. Когда он сбалансировал свою жизнь, закрыл все «дырки», которые затыкал наркотиками и алкоголем, нужда возвращаться на группу может исчезнуть.

Есть ли положительные примеры? Есть, но их волонтеры сравнивают – не больше и не меньше – с воскрешением из мертвых.

— Когда смотришь на наркомана или алкоголика, зачастую понимаешь, что вариантов у него нет. Он живой труп. И чтобы он вышел в устойчивую ремиссию и снова вошел в общество, ресоциализировался, должно случиться чудо, — говорит Разумов.

Как же волонтеры не выгорают, где берут силы на работу с людьми, которые еще немного – и перестанут быть людьми?

— В отчаяние прийти в нашем деле проще простого. Сорвались несколько подопечных подряд – и вот ты уже начинаешь в себе сомневаться: что я делаю не так? Если бы я не видел, что людям становится легче, я бы давно эмоционально сгорел. Меня и других волонтеров уже списали бы в утиль. На семинарах в других областях вижу зависимых в устойчивой ремиссии – и они статусные люди. И наши подопечные заводят семьи, работают. Это вдохновляет, — делится Александр.

«Опохмелить? С удовольствием!»

Трудно жить с зависимостью и трудно жить с зависимым. Семью, которая наблюдает, как родной человек теряет привычный облик, терзают вопросы: чем помочь, как облегчить жизнь и свою, и зависимого? Родственников на собраниях в Рыбинске всегда намного больше, чем самих зависимых. С ними – отдельная работа.

Как вести себя с алкоголиком или наркоманом, чего стоит избегать. Как отдать ему ответственность за жизнь. Как жить без оглядки на его проблемы. Этому учатся на собраниях созависимых. Обсуждают, к примеру, спонсирование зависимого.

— За чей счет банкет – ключевой вопрос к родственнику алкоголика. Возможен такой диалог. «Где и на что вы покупаете алкоголь своему сыну? – Я не покупаю. – Ну, смотрите, вы его долги в магазин носите, соседке за него долг оплачиваете, его квиток из «Быстроденьги» гасите. И пока оплачиваете пьянство сына, у него нет шансов. – Что же мне делать? – Можно кредиторам сказать, что деньги им отдаете в последний раз, и сдержать слово». Наши собрания посещала женщина, которая полгода не могла решиться перестать оплачивать долги сына. Это и есть суть созависимого поведения, — говорит Александр.

Не деньгами – так водкой. Даже когда родные перестают спонсировать, они могут продолжать просто наливать спиртное. Опохмелить алкоголика – святая обязанность созависимого в России. Это еще один признак нашего больного «пьяного» общества, считает Александр.

— Представьте, вашему родному любимому человеку очень плохо, он плачет, просит вас: «Я сейчас умру. Ты иди на работу, я не буду запираться за тобой – у меня сердце сейчас остановится». В группе после заданной ситуации начинается работа, обмен мнениями. Вы даже не представляете, насколько нормально в нашем обществе наливать человеку с похмелья выпивку! – говорит волонтер.

Налить страждущему рюмку с похмелья русский человек считает долгом, если не поводом для гордости. Волонтеры проводили для священников ряд семинаров по зависимости. Батюшек спросили: «Опохмелять или нет?».

— Мнения разделились даже не 50/50. Восемьдесят процентов священников ответили: «Надо опохмелять!» Причем рассказали столько умилительных историй: «Вот, приходят ко мне – жалкие, трясутся. Я им выношу, а они мне со слезами: “Спасибо, отец!”». И это душепопечители! — рассказывает Александр.

«Моя ли это проблема?» – рано или поздно задает себе вопрос созависимый. Бороться вместе или опустить руки? Уйти или остаться? Тут каждый решает сам. Но бывает, крайним родственники назначают волонтера группы. «Мы вам привели, вот с ним и работайте» – эта фраза на собраниях созависимых звучит нередко.

— Бывает, жену заботит лишь то, что супруг перестал обеспечивать ей привычный уровень комфорта. А то, что каждую пятницу в дом приходят друзья, поднимаются тосты, рекой льется спиртное – это не заботит, тут ее все устраивает. Жена настроена агрессивно против изменений в семье. Ей хорошо, она лишь хочет, чтобы мы «починили ей кормильца». С таким мы не раз сталкивались, — говорит Александр.

Но зависимость – тяжелая болезнь. Волшебной кнопки и легкого решения не существует.  И поработать придется и алкоголику, и его семье. А группы помощи лишь поддерживают на этом длинном пути.

 

Группы помощи в Рыбинске:

17.30, вторник, четверг, пятница. Микрорайон Волжский, храм Николая Чудотворца. Центр, храм Сретения Господня. Микрорайон Слип, Иверский храм

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
оксана 12:02 | 7 Декабрь 2019

надо очень хотеть жить без выпивки чб ходить на встречи эти. единицы способны барахтатся в сметане чтб сбить из нее масло

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме