Дата раздора

или о том, сколько на самом деле лет Рыбинску, и почему некоторые не хотят признавать город древним

Рыбинску в следующем году исполнится 950 лет. Казалось бы, исключительно позитивное событие. Да и что может быть плохого в древнем статусе города, в предстоящем празднике, в новых возможностях инвестирования городских проектов?

Однако находятся люди, которым праздник не нравится. И это – мягко говоря.

Как можно объяснить активное сопротивление такому невинному мероприятию?

— Мне кажется, что у происходящего несколько причин. Главная из них – инерция мышления, – говорит историк и археолог Леонид Иванов. – Долгое время в пору существования Советского Союза в учебниках, путеводителях, краеведческой литературе утверждалось, что Рыбинск вырос из небольшого поселения зависимых от власти рыбаков – великокняжеских «ловцов», и городом стал только при Екатерине II в 1777 году. В 1977 г. был торжественно отмечен 200-летний городской юбилей. При этом игнорировалось или не популяризировалось все, что в эту схему не умещалось. Например, появление Рыбной слободы как города на иностранных картах Московии еще в 1526 (!!!) году, наличие в Рыбной слободе воевод с конца 70-х годов XVII века, или учреждение Петром I в Рыбной слободе ратуши с дарованием «городовой печати» в 20-х годах XVIII века.

И тут вдруг «неожиданно» выясняется, что у города, оказывается, есть «дополнительные» семь веков истории! При этом он никогда не был просто маленькой, незаметной для «большой истории» деревней, а был свидетелем и участником многих ключевых ее событий и страниц. Следы этих семи веков скрыты в земле, в культурном слое. Они не выражены в сохранившихся и открытых ежедневному обзору старинных постройках или храмах, а доступны только при раскопках. Как тут не появиться подозрениям или сомнениям?! А чтобы их развеять – нужно читать специальную литературу, изучать исторические источники – дело, требующее усилий и времени. Гораздо проще отвергать новое, вместо этого следуя привычным клише и многолетним стереотипам.

Вторая причина – это неприятие идеи юбилея лишь только потому, что она предложена главой города Денисом Добряковым. В пылу критики его активной работы оппонентам кажется уместным не обсуждать современные городские проблемы, а смело заниматься разоблачениями, забравшись вглубь веков. Им кажется, что это событие выдумано, что оно не стало результатом десятилетий кропотливой исследовательской работы, а представляет из себя какой-то предвыборный лозунг или политтехнологический трюк.

Сложно сказать, что может переубедить таких критиков, изначально верящих лишь в чей-то тайный и недобрый умысел.

— Противники 950-летия используют аргументы, например, мнение Владимира Кучкина, высказанное в начале 2000-х.

— В 2002 году из отделения истории РАН пришло письмо одному из местных краеведов. Хочу обратить внимание, что тогда, в начале 2000-х, в Центр изучения Древней Руси Института истории РАН доктору исторических наук Владимиру Андреевичу Кучкину этим краеведом были посланы лишь публикации в рыбинских газетах о раскопках Усть-Шексны. Основной мотив полученного в ответ заключения – недостаточность данных для выводов о раннем историческом возрасте Рыбинска: «по возрасту одного найденного бревна, пусть даже датированного 1063 годом, нельзя судить о времени возникновения целого поселения».

Кроме этого, обращалось внимание на отсутствие некоторых признаков города у раскопанной Усть-Шексны. Указывалось также на недоказанность непрерывности существования поселений. Один из аргументов В.А. Кучкина касался сомнений, что выражение летописи «на устьи Шексны» указывает на определенную часть реки, но не на поселение. А эта определенная часть скорее похожа на исток Шексны, а не на место ее впадения в Волгу, поскольку у слова «устье» в древнерусском языке два значения.

Эту двадцатилетней давности переписку и привлекают в обоснование своей позиции депутаты, выступающие против юбилея Рыбинска.

— Но 20 лет для науки – огромный срок. Что за это время изменилось?

— Был проведен анализ бытования топонима «устье» (от древнерусского «вход», «дверь») применительно к истоку и месту впадения Шексны. Выяснилось, что «Повесть временных лет», равно как и другие письменные памятники Руси XI-XIV вв., не знают примеров применения топонима «Устье» в качестве истока реки! (Летописец Нестор называет устьем, помимо привычного для нас значения, только входы в пещеры иноков Киево-Печерской Лавры). Топоним «Усть-Шексна» применительно к истоку Шексны из Белого озера более поздний, он окончательно сформировался лишь в XVII веке, до этого употреблялся в письменных источниках как «Устье» (без уточнения) или «Устье Белозерское». Оформление названия «устье Шексны», обозначавшего именно исток реки, произошло в то время, когда аналогичный топоним, обозначающий место впадения Шексны в Волгу, выходил из употребления в документах. Напротив, упоминания места впадения Шексны в Волгу как «Устья Шексны» известны в большой группе летописей и актового материала XV-XVI вв. – на сегодняшний день их более 15. При этом часть из них прямо указывает на обозначение именно поселения: в частности, для XI в. – это название административного пункта сбора княжеской дани – погоста. А для XV в. – это название центра волости, владения удельных князей Шехонских. Поэтому странно читать в публикациях об обращении группы депутатов утверждение, что никто не знает, как называлось в действительности раскопанное археологами поселение, а «название «Усть-Шексна» — просто условность, которую в наши дни пытаются превратить в исторический факт».

Археологическими раскопками на Усть-Шексне обнаружены не только следы крупного металлургического производства, но и ювелирных мастерских, деревообрабатывающего и ряда других ремесел. Выявлена усадебно-дворовая застройка, характерная для древнерусских городов. Найдены поливные плитки и фрагменты кирпича-плинфы, использовавшиеся при строительстве каменных храмов домонгольской Руси. Обнаружены материальные следы административно-политических функций, включая вислые свинцовые печати, оставшиеся от грамот новгородских посадников и князя Давыда Святославича конца XI века, суздальского князя Юрия Долгорукого и греческих церковных иерархов середины XII века, великого владимирского князя Юрия Всеволодовича, погибшего на Сити в 1238 г.

По количеству найденных вислых печатей Усть-Шексна сегодня превосходит все окрестные древнерусские города – Ростов, Ярославль, Переславль-Залесский, Углич.

Уникальными находками во время плановых раскопок на границе культурного слоя и нетронутого деятельностью людей материка стали два клада арабских серебряных монет-дирхемов конца X века – очевидный признак участия Усть-Шексны в международной торговле по Великому Волжскому пути. В 2016 году был найден небольшой клад ордынских медных монет XIV-XV вв. Эти и многие другие артефакты находятся в экспозиции Рыбинского музея-заповедника, доступны в его электронном каталоге в сети Интернет. Каждый, включая оппонентов, может их изучить и сделать выводы. К сожалению, не каждый утруждает себя этим.

Выяснилось также, что Рыбная слобода, основанная в конце XV в. великим князем московским Иваном III как инструмент экономического противостояния промысловой Усть-Шексне (находившейся тогда во владении его младшего брата Андрея Большого Угличского), испытала к началу шестнадцатого столетия многократный рост территории – десять кварталов современного исторического центра. И даже попала на карты Великого Московского княжества начала XVI в. в качестве города! Но случилось это в то время, когда независимый от Москвы удел угличского князя Иваном III был ликвидирован, рыбные ловли по Шексне были переданы ловцам новой слободы, а площадь культурного слоя на левом берегу Волги при впадении в нее Шексны сократилась до минимальной.

В результате анализа средневековых письменных источников выяснилось, что в XVI веке бытовало двойное наименование нового поселения: Рыбная слобода именовалась «посадом Устье», или «на Усть-Шексны».

Все эти материалы стали объектом многочисленных научных публикаций, докладов и обсуждений на российских и международных научных конференциях.

Именно накопленный за 20 лет исследований материал позволил руководству Российской Академии наук в прошлом году пересмотреть сделанные в 2002 г. выводы и констатировать: «Многолетние археологические исследования на побережье при впадении Шексны в Волгу подтвердили существование здесь крупного поселения, возникшего не позднее начала XI в. Полученные материалы характеризуют его как крупный, далеко не рядовой по размерам торгово-ремесленный центр с очевидными административными функциями. По совокупности археологических признаков поселение имело городской характер, однако было лишено укреплений…».

— Тем не менее оппоненты называют заключение РАН частным мнением отдельного академика.

— Странно слышать, что кто-то считает письмо президента Российской академии наук «частным мнением». Видимо, критики – депутаты, некоторые жители Рыбинска – просто не в курсе того, как готовятся такие документы. И уж точно они не читали федеральный закон № 253-ФЗ «О Российской академии наук», регулирующий, в частности, статус Президента Академии. Они даже не обратили внимание на начало письма, прямо говорящего, что оно направлено главе города Рыбинска Денису Добрякову от имени всей РАН. До подписания президентом РАН такое письмо проходит согласование у руководителей профильных подразделений и институтов РАН.

Вероятно, оппоненты не догадываются, что такое письмо Академии имеет статус заключения о достоверности даты основания города и его исторического значения и может использоваться Рыбинском для подачи заявки на включение в федеральный туристический маршрут «Золотое кольцо».

— Леонид Михайлович, расскажите историю доказательств 950-летия Рыбинска.

— Первым, кто предположил преемственность Рыбинска и Усть-Шексны, упомянутой в «Повести временных лет» под 1071-м годом, был наш выдающийся земляк, краевед, председатель Рыбинского научного общества Алексей Алексеевич Золотарев в 20–30-х годах прошлого столетия. В те годы в городе не велось активных археологических раскопок, к тому же место впадения Шексны в Волгу скоро попало в «сферу интересов» Волголага и до конца 50-х годов не было доступно для исследований. Поэтому гипотеза оставалась долгие годы только гипотезой.

Начиная с рубежа 70– 80-х гг. прошлого века в городе начали проводиться археологические разведки и раскопки, при которых выяснилось, что слой Рыбной слободы на правом берегу Волги не содержит следов древнерусской эпохи, а на левом берегу при впадении Шексны в Волгу, напротив, такие слои имеются на большой площади. Эти слои можно соотнести с упоминаемым многими средневековыми письменными источниками центром волости Усть-Шексна.

Работы Рыбинской археологической экспедиции последних 30 лет позволили понять, что на левом берегу Волги располагалось поселение, чьи размеры и чей материальный облик соответствует крупным летописным городским центрам Древней Руси. Естественно, что в истории достаточно примеров, когда такие центры исчезали без следа под влиянием войн, эпидемий или стихийных бедствий. Но известны и иные примеры. Например, князь Юрий Долгорукий в середине XII века перенес город Переяславль (будущий Залесский) «от Клещина» на одноименном озере. Рязань в XIII-м столетии после ордынского разорения была перенесена в Переславль-Рязанский. Исторический предшественник Великого Новгорода IX–X веков располагался на Рюриковом городище. В названии нового города часто в таких случаях содержится отсылка к его предшественнику, а иногда новое поселение просто получало его название.

Так произошло и с Рыбной слободой – в XVI веке она носила «двойное» название. Еще в 1553 г., направляясь на богомолье в Кирилло-Белозерский монастырь, царь Иван Васильевич IV (он уже взял Казань, но еще не зовется Грозным) следует от Углича «на Усть Шексны на Рыбную». Немец-опричник Генрих Штаден в своем плане завоевания Московии 1575 г., представленном императору Священной Римской империи, говорит о посаде «Устье», что также зовется «Рыбная слобода», и который необходимо укрепить, поскольку «укрепив это место, можно легко перехватить всякое движение вверх или вниз по Волге». Лишь только в Смутное время название перестает быть двойным, а в 1608 г. первый раз записывается в записках шведского посла при дворе царя Василия Шуйского как «Рыбинск», но чаще употребляется как «Рыбный» или «Рыбное».

Что же было причиной для двойного названия? Носители топонимов – люди. В конце XV века после ареста (по приказу великого князя Ивана III) и вскоре последовавшей смерти в заточении угличского князя Андрея Большого, владевшего волжском левобережьем, в том числе Усть-Шексной, рыболовные угодья (езы) на несколько десятков верст вверх от устья по реке Шексне были переданы в ведение Рыбной слободы. Чтобы не лишаться привычного места промысла, часть жителей Усть-Шексны пополнила ряды рыбных ловцов великокняжеской слободы, благодаря чему поселение начало носить двойное название не только данное при учреждении, но и принесенное перебравшимися жителями с левого берега.

Даже названия храмов были схожими: с Петровской церкви на правом берегу Шексны при впадении ее в Волгу можно было видеть первый храм Рыбной слободы, также посвященный покровителям рыбаков – апостолам Петру и Павлу.

Лишь по мере записи в слободу новых ловцов, не живших ранее в Усть-Шексне, название посада могло перестать быть двойным, что случилось уже в пору Смутного времени начала XVII века.

В случаях «переноса» городских функций, поселение-предшественник могло не сразу утратить все из них. Например, в разоренной Рязани некоторое время продолжал располагаться двор епископа. Рюриково городище осталось резиденцией приглашаемых в Новгород князей. Княжеской резиденцией, вероятно, стало и городище Клещин.

С территории Усть-Шексны, предшественницы Рыбной слободы, например, только при Иване Грозном был переведен на правый берег Волги пункт сбора торговых пошлин (мыта) с проезжающих по воде и суше из Углича на Белоозеро и обратно.

Рост одного поселения, как правило, отражается упадком его предшественника. Наблюдения за культурным слоем на правом и левом берегах Волги показывает, что на фоне быстрого увеличения площади Рыбной слободы на рубеже XV–XVI вв. площадь культурного слоя Усть-Шексны сжимается до минимальных границ. Это также свидетельствует в пользу перетока населения с одного берега на другой и из одного поселения в другое.

Эти и другие исторические факты в совокупности с данными археологических раскопок убедительно доказывают – Рыбинск в следующем году может с чистой совестью праздновать 950-й день рождения. И не просто может, а должен, потому что его новый уважаемый возраст – неотъемлемая часть истории нашей страны.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
гость 11:03 | 9 Июль 2020

Что то Иванов не пишет,что было на данной територии до 1553г т.е.отсутствие каких либо упоминаний целых 5 веков.При современных технологиях в усть-Шексне можно найти и могилу Тутанхамона.Уж если так неопровержимы доказательства о древнем происхождении Рыбинска,то почему эти «неоправержимые» факты не поддержаны ни законодательной ни исполнительной властью региона.Так что если в 2020г в Рыбинске будут отмечать 949летие города,то в 2021г отметят его 244 летие согласно указу Екатерины,а не прихоти главы и К.

    Сергей 15:13 | 9 Июль 2020

    А почему исполнительная и законодательная власть у нас в регионе в советские годы уничтожила много православных храмов и церквей на территории старого города? До революции Рыбинск занимал очень небольшую территорию, примерно менее 7 кв. км, так на этой территории было много красивых культовых сооружений, среди которых были снесенные: копия Спасо-Преображенского собора с колокольней напротив современного универмага Юбилейный — Крестовоздвиженский храм, еще Покровская церковь, церковь Спаса Нерукотворного, Тюремная церковь и т.д. В других городах (Ярославль, Углич)их более менее сохраняли, по крайней мере не сносили так самозабвенно, как у нас (в 30-х годах). Теперь там ими гордятся и показывают туристам. А у нас церкви очень мешали жить власти, потому что они строили новый коммунистический, промышленный, почти закрытый город, тесно связанный с оборонной промышленностью. Было много других важных и неотложных дел в городе — строительство жилья, больниц, предприятий и заводов, городской инфраструктуры — и это, в принципе, было правильно. Но вместе с тем власти региона целенаправленно уничтожали храмы и вместе с ними историю Рыбинска, позднее наплевав и забросив исторический центр, так как он был неживой, пустынный и никому не нужный, что прослеживалось вплоть до развала СССР. Именно поэтому после развала СССР исторический центр у нас стал разрушаться огромными темпами, превратился в руины и стал мертвым. Поняли мысль, да? Нашему городу, с точки зрения властей, история была ни к чему.

      александр 00:54 | 10 Июль 2020

      Зачем выдавать свою точку зрения за точку зрения тогдашних властей?

Королёв Павел Владимирович 12:23 | 9 Июль 2020

Ретроспектива изложенная в статье позволяет сделать вывод, что совокупность сведений, артефактов, документов, раскопок прошедших веков, мнений и заключений академиков и учёных, не позволяют усомниться в дате образования поселения, давшего жизнь Рыбинску. Таким же методом были узаконены временнЫе пороги образования Ярославля, Углича, Переславля, да и других, надо полагать, древних городов…Понятно, что строгой летописи Земли Русской не велось. Многие записи основаны на тех легендах и сказаниях, которые были сделаны в контексте прошедших событий. В музее Ярославля видел, что как город он был указан впервые в летописи 1071 года при чём вместе с поселением Усть-Шексна. Сомнение у меня одно и оно в том, что наш город очевидно образовался гораздо раньше. Жаль, что возможности ретроспективы для нас сильно ограничены и теперь нельзя с достоверностью установить зарождение Рыбинска ранее Х-Х1 веков. Надежда только на раскопки и профессионализм археологов, которые смогут, я надеюсь, докопаться до истины по летоисчислению Рыбинска… Добрякову Д.В. хочу сказать большое спасибо за проявленную последовательность и настойчивость в деле установления истины и дееспособности Рыбинска как города — другим глАвам это оказалось просто не под силу…

В.А. 13:36 | 9 Июль 2020

Почему не приведено отсканированное письмо АН, или ссылка на скан? В этом письме, или в каком — либо другом документе, есть какая-то фраза, похожая, например, на эту: «по результатам научных исследований, проведенных учеными АН РФ, Академией сделан вывод о безусловном подтверждении того факта, что город Рыбинск является правопреемником поселения Усть-Шексна и, таким образом, Рыбинск имеет полное право исчислять свое образование как города с 1071 года.»?
А обычные граждане, в том числе и депутаты, и глава, могут иметь на этот счет любое мнение.

    Администратор 14:39 | 9 Июль 2020

    Его много раз сканировали и цитировали. Если вы хотите посмотреть на него еще раз, можете найти в интернете

      В.А. 16:23 | 9 Июль 2020

      О возрасте города тоже писали не один раз, однако, это не помешало выходу еще одной статьи. Я поискал в Сети и, действительно, нашел скан этого письма (правда, почему-то, с обрезанными данными исполнителя). Познавательны два места в письме: 1 — «Официально принятая дата основания г. Рыбинск основана на летописном сообщении под 1071 г.» (ОФИЦИАЛЬНО ПРИНЯТАЯ — уже?, кем? и «ПОД — это как понять?); 2 — «По имеющимся данным, жизнь на этой территории без заметных перерывов продолжается с XI в. на протяжении не менее 950лет» — стоянки первобытного человека еще не нашли?))

        Сергей 17:00 | 9 Июль 2020

        Вы произошли не от человека, а от коровы- туго соображаете. Уже — это официально принятая дата основания Рыбинска РАН РФ, а под — значит — В — по старославянски. Остальное, что касается стоянки….вам по -русски написать или ….сами поймете?

          В.А. 18:43 | 9 Июль 2020

          О том, что касается вас, я давно понял, в том числе и то, от кого вы произошли.)

            Сергей 19:03 | 9 Июль 2020

            Спасибо за комплимент, борец за ….(неизвестно за что), а скорее всего просто мозго…

Логик 21:06 | 9 Июль 2020

Были города торговые, а были военные (или разбойные), которые торговлю контролировали, никого не боялись и потому стен не возводили. Торговля и разбой появились одновременно в глубокой древности. Следуя этой простой логике можно предположить что Рыбинск зародился на Стрелке ещё во времена Тутанхамона, если не раньше. Именно там сильный боевой отряд мог контролировать торговые пути на площади от персов до варягов. Этим и кормились и порядок поддерживали. Не простой городок на Рыбинск. Ох не простой….

    Сергей 21:30 | 9 Июль 2020

    Однако останки ТУТАНХАМОНА ведь не нашли, так что ваша теория трещит по швам. Вместе с тем историкам известно, что царь Иван Грозный в 1553 году на пути из Белозерского монастыря в Ярославль проезжал через нашу Усть-Шексну и Рыбную слободу, а зная крутой нрав московского царя, и то, что как раз примерно в это время Усть-Шексна стала резко приходить в упадок, и наоборот, резко оживился рост Рыбной слободы (которая и принадлежала московским царям), можно предположить, что это посещение Ивана четвертого и послужило причиной последующего исчезновения Усть-Шексны. И это уже не смешно.

Пиноккио Буратино Карлович 22:09 | 9 Июль 2020

В Повести Временных Лет сказано: «Остановились на устье
Шексны, и сказал им Янь: «Что же вам теперь боги молвят?». » Не в Усть-Шексне, в смысле поселения, а на устье реки. Далее: «Они же, схватив, убили их и повесили на дубе: так отмщение получили они от Бога по правде! Когда же Янь отправился домой, то на другую же ночь медведь взобрался, загрыз их и съел.» Только в мозгах у г-на Иванова может существовать поселение, в котором растут раскидистые дубы, а ночью из лесу приходит полакомится человечинкой медведь!

    Сергей 12:22 | 10 Июль 2020

    Вы в наших местах дубов не видели, или не знаете что в наших лесах и сейчас живут медведи?

    Сергей 12:32 | 10 Июль 2020

    У нас в городе, я вам по секрету скажу, растет еще много каштанов, и они, эти каштаны, прекрасно себя чувствуют и каждый год цветут и плодоносят (например у АВИАТОРА). Сходите, посмотрите, красивое дерево. Что касается дубов, то кто бы говорил….
    Вообще что касается дубов, как деревьев, то чем дальше от нас на север, вверх по реке Шексне, то шанс встретить дубы все меньше и меньше, так как все же это широколиственное дерево, и растет преимущественно южнее наших мест. Севернее наших мест вообще тайга начинается.

      Пиноккио Буратино Карлович 19:29 | 12 Июль 2020

      Дело в том, что г-н Иванов доказывает, что в те времена на месте будущего села Васильевское существовало крупное поселение. Предположим, из леса зашёл косолапый, перелез через частокол, погрыз повешенных. И что, унюхав мишку ни одна собачка не загавкала, ни одна лошадка не заржала? Жизнь в сельской местности возле дремучего леса это вам не возле Авиатора…

александр 00:56 | 10 Июль 2020

Лично меня больше интересует дата превращения нашего города обратно в поселение:)

иван 07:40 | 10 Июль 2020

люди жили везде. споры о статусе города получается, а статус города с 1777го и всё.

Влад 10:46 | 10 Июль 2020

> В пылу критики его [Добрякова] активной работы оппонентам кажется уместным не обсуждать современные городские проблемы, а смело заниматься разоблачениями, забравшись вглубь веков.

Все, что нужно знать о компетенции Иванова.

Королёв Павел Владимирович 16:41 | 15 Август 2020

Археологов Рыбинска и всю археологическую экспедицию с профессиональным праздником поздравляю и желаю здоровья,удачи и новых открытий на пути длиной в 30 с лишним лет!!!ВАШИМИ УСИЛИЯМИ ВЫ ДЛЯ РЫБИНСКА РАСКОПАЛИ ЗОЛОТУЮ ЖИЛУ 950 ПРОБЫ!!! ЧЕСТЬ ВАМИ ХВАЛА — ИСКАТЕЛИ АРТЕФАКТОВ!!!

В. Смирнов 16:38 | 15 Октябрь 2020

Что касается дубов, то могу сказать , что рядом с женским Софийским монастырём росли несколько больших дубов ( 4 или 5) . Двадцать лет я там прожил ( с 50-х по конец 60-х годов). Сколько лет им было не знаю, но диаметр стволов был большой и высокие были. Ребятня лазили по ним из-за желудей и так просто, играли. Может монахини посадили. кто теперь знает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме