Главное Темы 23 апреля 2021

Профессия для особенных

Как и чему обучать студентов с нарушениями здоровья? Куда их трудоустроить? В Рыбинске обменялись опытом педагоги колледжей региона.

Как учить студентов с ослабленным зрением? А детей на коляске или с ментальными нарушениями? Каким профессиям обучать инвалидов, чтобы они нашли работу?

Инклюзивное профобразование обсудили на конференции в Рыбинском колледже городской инфраструктуры. Педагоги со всей области, а онлайн – и из других регионов, поделились опытом обучения студентов с особенностями развития.

У жительницы Рыбинска Анны Григорьевой – 13-летний сын, а у сына есть РАС – расстройство аутического спектра. Из-за тяжелого нарушения речи Тимофей практически не говорит, у него умеренная умственная отсталость. Про таких говорят – «взрослый ребенок».

— Полный букет пугающих диагнозов. При этом Тим – добрый и веселый парнишка ростом 185 см с кучей необычных заморочек, – говорит Анна.

Мать обеспокоена будущим сына – что его ждет дальше? Сегодня мальчик учится по индивидуальной программе в школе 8-го вида. Но детей с такими нарушениями сейчас практически не готовят к взрослой жизни: невозможно получить профессию, устроиться на работу, обрести минимальную самостоятельность. Неужели впереди у Тимофея только интернат?

— Он выйдет из школы со справкой. Дальше мы засядем дома – навсегда. И все! С нашими нарушениями иное невозможно представить, – расстраивается мама.

Ситуация Тимофея и Анны – одна из самых сложных. Немногим лучше истории детей с проблемами зрения и слуха, с маломобильными школьниками. После школы их жизнь будто обрывается. Получить профессию им предлагают единичные колледжи региона. Пока единичные.

Подальше от глаз

Почти 12 миллионов россиян имеют статус инвалида. Есть еще люди с овз – ограниченными возможностями здоровья, без медицинского статуса инвалидности. Но толерантности к такой внушительной социальной страте в нашей стране недостаточно.

Как часто вы слышите заявление, что место инвалида – в интернате? Россияне не хотят видеть рядом человека на коляске, со странным выражением лица, громким голосом, медленно думающего. Многие рассуждают так: вот я нормальный, это мой нормальный мир. А «эти» пусть живут подальше от моих глаз, вне большого мира.

Это негуманное мнение подтверждают цифры. По данным Левада-центра, в 2019 году половина опрошенных россиян выступила за раздельное обучение здоровых детей и детей с ограниченными возможностями здоровья. 25% опрошенных считают необходимым работать отдельно от инвалидов. Всего 4% респондентов учатся или работают в коллективе с людьми с инвалидностью. Это говорит о низкой интеграции в трудовую и образовательную среду людей с овз.

Итак, инвалидов неохотно берут на работу. Им не рады в вузах: год назад преподаватели Московского городского университета управления заявили студентке на коляске, что не готовы обучать инвалида. «Не мешайте нам работать, развлекаться, думать о хорошем», – прямо говорят россияне. Забывая при этом, что инвалидом в одночасье может стать любой человек.

Инвалид такими людьми рассматривается как объект – например, сумка. Где место негодной сумки? Любимой – в шкафу, нелюбимой – на помойке. Но человек – не сумка. У него есть желания, наклонности, планы на жизнь. Он не хочет на помойку. Он хочет приносить пользу, хочет сам зарабатывать на жизнь.

— Как бы нам ни хотелось создать идеальный мир, мы живем в обществе, по соседству с другими людьми. И каждый из нас имеет право жить, учиться, работать, – говорит Светлана Ерастова, директор Рыбинского колледжа городской инфраструктуры (КГИ). – Те, кто говорит «место инвалида – в интернате», близко не знаком с людьми с овз. Приглашаю к нам на сайт, в группу «ВКонтакте», увидите, насколько люди с овз могут быть интересны, талантливы, как много они могут дать обществу.

Больше учебных и трудовых мест, оборудованных для инвалидов. Больше методик преподавания и опытных педагогов. Так можно интегрировать инвалидов в общество, помочь им обрести самостоятельность и повернуть общество к толерантности.

От каждого – по возможностям

В регионе 34 колледжа, куда принимают людей с овз и инвалидностью. С каждым годом число гостеприимных учебных заведений растет. Но рост не происходит сам собой – опытные педагоги и мастера помогают начинающим. Для кураторства в области созданы два базовых методических центра инклюзивного профессионального образования: в Рыбинске и Ярославле. Один из них – на базе нашего колледжа городской инфраструктуры (КГИ).

Опытные педагоги КГИ учат студентов с ментальными нарушениями уже 20 лет. Сегодня каждый 12-й из 879 учащихся колледжа имеет нарушения интеллекта.

— Такие ребята могут получить у нас одну из трех профессий: рабочий зеленого хозяйства, рабочий по комплексному ремонту и обслуживанию зданий, кухонный рабочий (помощник повара). Студенты с нарушением опорно-двигательных функций (ОДА) получают профессию рекламного агента. И при необходимости они смогут работать удаленно. Ребята с внутренними соматическими заболеваниями учатся на почтового работника, продавца, повара. Двое студентов с нарушением слуха сейчас получают профессию пекаря, – перечисляет  Ирина Никонова, руководитель Центра инклюзивного профессионального образования КГИ.

Центр существует в рыбинском КГИ с 2016 года, второй такой есть в Ярославле. Рыбинские педагоги методически сопровождают 17 своих подшефных профучреждений, ярославцы курируют 17 своих колледжей. Они нарабатывают опыт обучения студентов-инвалидов, копят методики и делятся с коллегами.

Неслучайно именно рыбинский КГИ 7 апреля принял первую в области конференцию по инклюзивному профобразованию. На конференции побывали три десятка педагогов со всей области. Онлайн подключились коллеги из Смоленска, Брянска, Нижнего Новгорода.

— Огромная честь принимать конференцию в Рыбинске. Мы с коллегами обсудили наработки пяти прошедших лет. И перекинули мостик в будущее – чего еще нужно достичь. За эти годы появились новые законы и регламенты, в инклюзивное профобразование вкладываются большие средства. С каждым днем профобразование будет становиться все более доступным для людей на колясках, с ослабленным зрением и слухом, ментальными проблемами, – рассказывает Светлана Ерастова.

Набираться опыта в Рыбинск прибыли и те, кто делает в инклюзивном профобразовании первые шаги. К примеру, в ярославском политехническом колледже № 4 учат лишь студентов с легкой степенью умственной отсталости – они получают профессии кухонного рабочего, рабочего по комплексному обслуживанию зданий, маляра.

— Мы в самом начале инклюзивной работы. Наши студенты не требуют жестких индивидуальных планов действий, пандусов, приспособлений. И успешно осваивают основную программу колледжа даже без адаптации, — рассказывает Елена Бурова, замдиректора по учебно-воспитательной работе колледжа.

Елена приехала к опытным коллегам за новыми методиками, программами, мыслями.

— Пока мы не работаем со студентами с серьезными нарушениями, но настроены осваивать такие методики обучения. Детей с овз сегодня рождается все больше. И нам придется шагать в ногу со временем. К слову, все наши корпуса уже оборудованы пандусами, – продолжает Бурова.

Каждому – по труду

Прикладной практический характер учебы – важнейший нюанс обучения студентов с овз. Задача родителей, педагогов и мастеров – выбрать ребенку полезную востребованную профессию, не завести студента в тупик, когда после выпуска он засядет дома.

— Мы обязательно помогаем с трудоустройством. Еще в процессе практики студенты знакомятся с потенциальным работодателем, показывают свои навыки, привыкают. И зачастую остаются там работать, – рассказывает Светлана Фомичева замдиректора по учебно-воспитательной работе Колледжа управления и профессиональных технологий Ярославля.

На базе этого колледжа расположен второй в области методический Центр инклюзивного профобразования. Здесь доля особых студентов тоже ощутима: из двух тысяч – 180 человек с овз. Есть студенты с ментальными нарушениями, нарушениями опорно-двигательного аппарата.

— Дети с ментальными нарушениями получают профессию рабочего зеленого хозяйства, переплетчика, плетельщика мебели. К сожалению, с их трудоустройством в нашей стране все еще большие сложности. Таких инвалидов общество готово принимать меньше, чем любых других. Но есть и положительные примеры: наш выпускник-ментальщик ухаживает за животными на конеферме, – рассказывает Фомичева.

Не каждая организация готова принять на работу людей с овз. На конференции обсудили, что их круг невелик. Колледжи получили рекомендации создавать базу учреждений, позитивно настроенных к работникам с инвалидностью, налаживать с ними контакт, сопровождать своих выпускников, в сложных случаях оказывать поддержку работодателям и сотрудникам.

В ходе учебы у студентов возникают и другие сложности. Нередко инвалидность сопровождает депрессия – у человека не хватает энергии, опускаются руки, он не верит в себя.

— Бывает непросто замотивировать студента на учебу. Важно, насколько студент и его семья настроены работать. Не скрою, встречается и потребительская позиция – «я больной, мне ничего не надо, я буду болеть». Часто рассказываю своим студентам про слепую девушку из Самары: она с собакой-поводырем ездит по России и мотивирует своим примером людей с овз, – рассказывает Светлана Фомичева.

Педагоги и оборудование

И все же почему инвалидов так недолюбливает наше суровое общество? Возможно, срабатывает советско-спартанская идея – «Мы мучились, теперь ты помучайся». Не зря образовательные потребности ребенка с инвалидностью официально называются особыми: требующими отдельной программы, специального рабочего места, обученных педагогов.

И вот в ответ на жалобы матери ребенка-инвалида в соцсетях «доброжелатели» ожесточенно строчат: «Ишь, подавай ему особые условия: пандус ему построй, специальный туалет, лифт. А в школе тьютора к нему приставь! Не жирно ли?!».

почетный гость конференции Татьяна Храпова

Но ребенку, который жаждет учиться, нужно лишь немного помочь – в один голос говорят педагоги. Специальная материально-техническая база есть в обоих методических Центрах области. Коллег из других колледжей учат пользоваться новейшим оборудованием.

— Рыбинский ГКИ постоянно пополняется полезными гаджетами и приспособлениями. К примеру, на наших компьютерах стоит программа, помогающая людям с тяжелым нарушением координации. Мышкой такой человек не может работать, он дает команды компьютеру глазами, – описывает технику Ирина Никонова. – Все рабочие места ГКИ оборудованы для студентов с нарушениями слуха и зрения. В каждом кабинете есть три спецместа с широкими возможностями адаптации под конкретную особенность студента с нарушениями ОДА. К примеру, мышка: она может быть разной. Или стол: он без труда поднимается-опускается, и человек на коляске работает с удобной ему высотой.

С другой стороны, учат не парта и не пандус, а преподаватель. И ему нужны специальные навыки.

— Наши преподаватели бесконечно учатся, проходят переподготовку, курсы – и не только в России. Важно набираться опыта за рубежом – Германия, Швеция. 80% наших педагогов и мастеров прошли курсы повышения квалификации, – рассказывает Ирина Никонова. – Учимся и интернет-грамоте. Педагоги наши в основном немолоды, с интернетом были на вы. Системный специалист разработал корпоративные курсы: учил, как составлять электронные методические комплексы, как размещать информацию на образовательной платформе, откуда ее могут взять коллеги.

На конференции преподаватели акцентировали: помогая колледжам развить инклюзию, методические центры меняют общество в целом.

— В области постепенно расширяется круг учебных заведений, доступных людям с овз. В идеале любой колледж региона должен быть готов принять людей с овз. Школьник имеет право поступать куда хочет, а не туда, где для него построили пандус, – говорит Светлана Фомичева. – На самом деле мы видим задачу еще глобальнее: постепенно делать общество более мудрым и открытым, убрать эту стену между обычными людьми и инвалидами. Мы активно учим волонтеров, развиваем инклюзивное наставничество в регионе. Растим толерантных людей в своих стенах.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме