Главное Темы 28 апреля 2021

«Детская смерть оставляет зарубку на душе»

28 апреля впервые будут отмечать профессиональный праздник работники скорой помощи. Разговариваем с рыбинскими специалистами

Разговор с врачами то и дело прерывают объявления по внутренней связи: голос из динамика вызывает бригады на выезд. Перед подъездом стоят три скорые – столько бригад ждут вызова.

За каждой бригадой закреплен свой автомобиль – как рабочий стол, где все знакомо, все на своих местах. Еще осенью, в разгар ковида, свободными бригады не бывали. Сейчас стало чуть проще, говорят медики.

Елизавета Буракова, заместитель главврача по медчасти, 10 лет выезжает на вызовы:

— На что жалуются жители Рыбинска, какие самые частые вызовы?

— 20% – экстренные вызовы: тяжелые травмы, ДТП, ЧП, инсульты, инфаркты. Остальное – текучка. Гипертония – очень частые вызовы, обычно звонят бабушки, жалуются на самочувствие. Но в последнее время все чаще на сердце, на давление жалуются люди молодые. Мы и к 20-летним ездим на инфаркты. Весь прошлый год работали с ковидом, вызовами инфекционного характера: температура, кашель, одышка – сейчас это идет на убыль.

— Экстренный и неотложный вызов – в чем разница?

— Экстренные – когда есть угроза жизни: потеря сознания, боли за грудиной, парализовало. На него едет любая ближайшая свободная бригада. Время доезда для экстренного вызова – до 20 минут. Для него разрешена мигалка. Это как в поликлинике вперед пропускают пациентов с острой болью. В момент принятия вызова диспетчер задает вопросы, чтобы выяснить, насколько он экстренный. Высокая температура – это неотложная помощь, считается, что это прерогатива поликлиник. А скорая помощь – это все же для экстренных случаев.

— Сколько раз в сутки бригада выезжает на экстренный вызов?

— Сутки могут пройти спокойно, а бывает смена очень беспокойной, с несколькими экстремальными случаями подряд. Работа настолько непредсказуема! И сколько бы тебе диспетчер не описывал, ты едешь в неизвестность. И на смену выходишь, как в космос шагаешь, всегда нужно быть в полной готовности.

— Сколько весит ваш чемодан?

— Оранжевый чемодан весит пять кг. Есть сумки с кислородом по 25 кг, сами носим. На вызов несем сумку-укладку с лекарствами, кардиограф, сумку с оборудованием (пульсоксиметром, тонометром). Если реанимация, то еще три сумки. Идеально, если бригада включает мужчину, чтобы физически помочь. Раньше были санитары, сейчас их сократили, оставили только на психиатрической скорой.

— Правда ли, что посреди смены вам иногда приходится мыть машину?

— Да, после «грязных» вызовов обязательно моем машину: после бездомного, например, или человека в грязи, или «кровавый» вызов. Дадут после него детский вызов, как мы ребенка посадим в такой автомобиль? Возвращаемся на подстанцию, специалист-дезинфектор обрабатывает салон.

— Спасаете жизнь или только довозите до больницы?

— Мы оказываем полный комплекс лечения на догоспитальном этапе. Стабилизируем больного. Классика: инфаркт миокарда, внезапный, острый. Мы проводим тромболитическую терапию, восстанавливаем кровоток, доставляем в сердечно-сосудистое отделение. Это спасает жизнь и здоровье больного, он не останется инвалидом.

И при травмах мы выводим больного из состояния шока, что нужно сделать максимально быстро. Останавливаем кровотечения, чтобы больной не потерял кровь и выжил. И тот, кто говорит, что скорая – такси до больницы, ему экстренная помощь и не нужна. Если мы приехали и ничего не делали, значит, у больного есть достаточно времени.

— Не выматывает мысль – «я для другого нужен, для другого учился»?

— Да, гора вызовов, с которыми бы справился любой участковый терапевт, огорчает. Но мы уже привыкли. К тому же есть эта доля экстренных вызовов, где ты понимаешь, что не зря учился и работаешь. И если даже на 10 обычных вызовов будет два экстренных, где ты действительно пригодился, значит, все не зря. Эмоциональное выгорание есть у всех сотрудников без исключения. Но из скорой не уходят. Считается, кто 5 лет отработал на скорой, прикипел и не уйдет.

в диспетчерской рыбинской скорой помощи

— Какие случаи больше всего запоминаются?

— У тебя тысячи вызовов за год, все это сливается в единую массу. Даже если были у пациента, то не узнаем его, скорее, интерьер знакомым покажется. А вот детская смерть долго помнится и переживается тяжело. Мы не неженки, но к смерти детей невозможно привыкнуть, невозможно принять. Это зарубка на душе.

Часто вызывают одинокие старушки – им страшно, грустно. Ну а кого еще из служб они могут вызвать? Если есть родственники и все хорошо, зачем им мы – чужие люди. А одинокие вызовут, поговорят, и на сердце им легче. По справедливости, они и правда больны, у них всегда есть на что пожаловаться.

— Чем запомнился ковид?

— 16 апреля 2020 года мы забирали первого официального ковидного больного. Отношение к ковиду было как к чуме. Пожилая семейная пара не хотела госпитализироваться, женщина с положительным мазком нормально себя чувствовала. Забирали мы ее с полицией, с участковыми. Всех одевали в костюмы – спасателей, участкового, заливали всех антисептиком. Первое время сотрудники очень боялись ехать на ковидные вызовы, плакали. В конце мая счет пошел на сотни, и все стало обыденным.

Вызовов было очень много: люди боялись идти в поликлинику, звонили по любому пустяку:  «У меня температура 37 первый день, что делать, спасите!». Первые случаи заболевания среди сотрудников воспринимали как жуткую трагедию, на больничный провожали как в последний путь, плакали. Выводили кучу контактных, отсеивали коллег. А когда на станции счет пошел на десятки заболевших сотрудников, стали проще относиться. Одна сотрудница скончалась, единицы лежали в больнице, масса перенесла ковид легко. К костюму привыкать тяжело, на лице зарубки от маски. Но все так работали, и жаловаться не приходило в голову.

— Что самое тяжелое в работе, чего бы хотелось избежать?

— Для меня самое бессмысленное – необоснованные вызовы. Пьяные вызовы в наркопритоны, где есть опасность для жизни. И там зачастую просто глумятся над врачами, начинаются пьяные разборки. Ну и закрытие вытрезвителей очень на нас отразилось. Уличные вызовы, лежащие тела – это просто ужас.

Плюс позиция населения: «Я к нему подходить не буду, вы приезжайте, вы обязаны!». Мы порой просим: «Ну хотя бы потормошите, он встанет и домой пойдет». Отказываются. Тогда мы приезжаем, будим, и он уходит домой. Обращаюсь к таким сердобольным: подойдите к лежащему, посмотрите внимательно, растолкайте, спросите. А так ли ему нужна скорая медицинская помощь?

— Фильмы про врачей скорой помощи – правда?

— Да, только там еще приукрашивают. У нас часто все намного грустнее и плачевнее. Самый близкий к нам фильм – «Аритмия», там показали настоящую жизнь врача. После просмотра мне стало грустно.

Наталья Морозова, главврач станции скорой помощи Рыбинска:

Наш штат – 293 человека: 17 врачей, 151 фельдшер, 65 водителей. Женщин работает больше, как и во всей медицине. Средний возраст коллектива – за 40. В целом, по штатному расписанию нам, конечно, нужно больше людей. Ежегодно из рыбинского медколледжа поступает пополнение. В прошлом году к нам пришли пятеро, в этом ждем шесть человек из колледжа.

Помощь оказываем Рыбинску и Рыбинскому району. В среднем  принимаем в сутки 160 вызовов. В пандемию ежесуточно принимали больше 200 заявок. Ежесуточно на смене 12-13 бригад – это 40-50 человек. Бригада – три человека: водитель и два медработника. Пара медиков – это врач и фельдшер, или два фельдшера – опытный и моложе. Большая часть бригад в Рыбинске – фельдшерские, врачей не хватает. Но сотрудники у нас компетентные, с категориями. Все бригады общепрофильные, нет распределения на кардиологические, педиатрические. Каждая бригада окажет помощь любому пациенту: и роды примут, и младенцу экстренную помощь окажут.

В автопарке – 28 автомобилей скорой помощи. В прошлом году поступило 4 новых авто: три «Газели» и УАЗ. Парк приличный: половина машин до 5 лет, остальные старше. Есть ремонтная база, слесари. Основная станция рыбинской скорой находится на ул. Чкалова, 5. Есть еще два филиала: на ул. 50 лет ВЛКСМ и в Волжском микрорайоне – там тоже находятся бригады и автомобили.

Коллектив у нас сплоченный, работаем вместе десятилетиями, стали друг другу родными людьми. Сотрудники со стажем опекают новичков, передают свой опыт. Образуется много пар – почти двадцать семей родилось на работе. Есть даже медицинские династии. Дружно живем.

…Не спят сутками, работают на износ, порой рискуют жизнью. Супермены? Нет, просто медики скорой помощи. Поздравляем с профессиональным праздником, желаем сил и адекватных пациентов.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Человек 21:54 | 28 апреля 2021

Ребята спасибо Вам от души!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме