Главное Темы 29 июля 2021

Александр Рыкунов: «Мы не копаем, мы воссоздаем историю»

32-й сезон Рыбинской археологической экспедиции в самом разгаре. Древняя земля радует яркими «городскими» находками

Новая хронология

Рыбинской археологической экспедиции, которую все эти годы возглавляют Александр и Ирина Рыкуновы, немного за тридцать. За это время исследователи подняли из-под земли тысячи ярких индивидуальных находок и рассказали миру о городе, имевшем важное значение в Древней Руси — об Усть-Шексне.

— Мы не копаем, мы восстанавливаем историю, — говорит руководитель РАЭ Александр Рыкунов. — Хотя и копаем тоже. Но это только внешняя часть кропотливой работы археологов. Важная часть, которую никак не назовешь неблагодарной, ведь результаты трудов каждого ясно видны. Сначала как находки, а много месяцев спустя, после того как они будут обработаны, — как статьи, обобщения, выводы.

Наиболее значимый и громкий вывод последних лет — это новая дата в хронологии российской истории. 1071-й — первое упоминание Усть-Шексны в письменных источниках. История Нестора-летописца о том, что люди жили здесь в домонгольскую эпоху, не просто красивая легенда. Это многократно подтверждается археологическими данными.

— И здесь не просто жили! Здесь, на этом самом месте, был большой по меркам Средневековья город, торгово-ремесленный центр, один из узлов международной торговли на пути Каспий-Волга-Шексна-Белоозеро-Вытегра-Онега-Ладога-Балтика, — подчеркивает руководитель РАЭ.

Сейчас 950-летие Рыбинска — факт, признанный научным сообществом на уровне Академии наук России. Лопата и нивелир вернули нашему городу семь веков забытой истории. За этим достижением — кропотливый труд тысяч людей: ученых, археологов-любителей, волонтеров, студентов-практикантов. Многие приезжают в Усть-Шексну не первый год, а некоторые — и не первое десятилетие.

— Археология — наука синтетическая. Иногда даже сложно предугадать, какие знания или навыки могут потребоваться: кто-то лихо двигает кучи земли лопатой, кто-то корпит среди пыльных полок Государственного архива, кто-то изумительно рисует и чертит, кто-то реставрирует металлические изделия или делает спектральный анализ. Остается только объединить умения самых разных людей и получить тот самый результат, ради которого каждый год собирается экспедиция, — говорит Александр Рыкунов.

Богатые и грамотные

В этом году экспедиция особенно многолюдна. За частоколом, на небольшом отдалении от сторожевой башни, уже ставшей символом РАЭ, лагерь археологов. Палатки, палатки, палатки. Столы под тентом, полевая кухня. Свыше 60 студентов-историков из разных вузов проходят здесь археологическую практику. По выходным поток волонтеров резко возрастает, в Усть-Шексну приезжает до 120 человек.

— Желающих гораздо больше, чем мы можем принять, — рассказывает Рыкунов.

Условия спартанские, дисциплина железная, труд нелегкий. Подъем в семь утра, завтрак, в восемь — волонтеры уже в раскопах, выполняют поставленные руководителями задачи, с часу до трех — обед и отдых, а потом — снова за лопаты. Сейчас работать комфортно — не жарко и не заливает дождями. Но еще две недели назад махать лопатами приходилось под палящим солнцем. «Попотели знатно!», — говорят волонтеры.

В этом году участники РАЭ трудятся на двух раскопах. Первый — большой, около ста квадратных метров, в северной части памятника. Археологи спешат исследовать ту территорию, которая наиболее подвержена разрушительным процессам — природным и техногенным.

— Берег здесь размывается и сползает в Шексну, ежегодно мы теряем свыше 100 кв. метров средневекового культурного слоя. Кроме того, исследуемый этим летом участок своей восточной стороной примыкает к оврагу, оползни которого также уносят в небытие сведения о древнейшем прошлом Рыбинска, — говорит археолог.

Там, где сейчас посреди полей и зарослей иван-чая заложен этот раскоп, тысячу лет назад кипела городская жизнь. Именно городская — об этом говорят находки, поднятые из глубины земли. Мощность культурного слоя здесь сравнительно невелика – около полутора метров, и исследователи уже докопались до раннего средневековья.

— Мы оказались, скорее всего, на задворках усадьбы, которая существовала здесь в конце XII — начале XIII века, — рассказывает участник экспедиции, кандидат исторических наук Денис Уткин. — Несмотря на то, что это окраина поселения, удается найти яркие находки в масштабах Ярославской области. Среди типично городских предметов — стеклянные браслеты, которые производились исключительно в домонгольское время. Из пяти фрагментов нам удалось собрать целый браслет, что бывает достаточно редко. Традиционно считается, что это сугубо городское украшение, из-за хрупкости и высокой стоимости в сельских поселениях их не носили.

Еще одна городская находка — хорошо сохранившийся витой браслет из бронзы. Цветной металл на Руси стоил очень дорого, и позволить себе такую роскошь могли только весьма зажиточные горожане.

— Буквально сегодня нашли четыре весовые гирьки, лежавшие в одном месте, — продолжает историк. — Они использовались купцами для того, чтобы взвешивать серебро — оно выступало весовым эквивалентом монет. В XII-XIII веках свои монеты на Руси не чеканились, а бытовавшие в ту пору деньги — в первую очередь западноевропейские динарии, а несколько ранее — арабские дирхемы — принимались на вес. Эти гирьки вкупе с похожими находками, найденными в предыдущие годы к северу от этого места, позволяют сделать предположение о том, что усадьба принадлежала богатому человеку, так или иначе связанному с торговлей.

А обнаруженная на днях книжная застежка свидетельствует о том, что люди здесь жили грамотные, они умели читать и имели книги — удовольствие тоже весьма не дешевое.

— Богатство и необычность находок, предметы экспорта из стран Передней и Средней Азии, Скандинавии и Западной Европы свидетельствуют о том, что жители будущего Рыбинска были далеко не бедняками, — утверждает Александр Рыкунов. — В разные годы работы экспедиции нами найдены многочисленные свидетельства письменности — писала и книжные застежки, предметы профессионального вооружения — фрагмент кольчуги, наконечники копий и стрел, в том числе бронебойные, навершие булавы, гирьки кистеней, боевые топоры. Наиболее ярким доказательством административных функций являются вислые актовые печати, скреплявшие важнейшие княжеские и церковные документы. Их здесь найдено больше, чем во всей современной Ярославской области. А площадь Усть-Шексны превышала домонгольские Углич и Ярославль, уступая лишь Ростову Великому.

Красное и белое: купеческая усадьба

Второй раскоп меньше первого — 36 кв. метров — и расположен неподалеку от сторожевой башни. Там, где в Средневековье находился центр городского поселения. Здесь культурные наслоения достигают трех и более метров, поэтому исследователи, снимая аккуратно по 10 сантиметров грунта, пока добрались лишь до слоя XVIII века. Как правило, верхние слои богаты на находки, и этот сезон – не исключение. Десятки монет, фрагментов курительных трубок, глиняные грузила, пуговица от гренадерского мундира, железные изделия. Из массовых, но интересных находок — осколки фаянсовой посуды заграничного происхождения. На тарелке — рисунок в восточном стиле: стилизованная архитектура с башенками и колоннами, пышный растительный орнамент. Сохранилось и клеймо мастера-изготовителя. Расшифровать его — задача на будущее.

— Еще недавно это место представляло собой холм, поросший деревьями, — рассказывает участник РАЭ, научный сотрудник государственного музея-заповедника «Ростовский кремль» Дмитрий Чекмасов. — В прошлом году мы делали раскоп с одной стороны бугра, где выявили строение, которое покоилось на фундаменте из булыжников. Стандартная технология тех времен: в ров сваливали бутовый камень, заливали известью, при ее высыхании получался фундамент. В этом году мы «прирезались» к прошлогоднему раскопу и открыли еще один фрагмент стены этого дома.

Судя по всему, во времена Екатерины II здание выглядело довольно красиво: белокаменный цоколь (два ряда кладки), ряд красного формового кирпича, расположенного под углом, выше — еще один ряд белокаменных плит. Возможно, эти красные и белые ряды чередовались и дальше, но мы, увы, этого уже не узнаем.

Историк предполагает, что это один из домов усадьбы местных купцов Жеребцовых.

— Я занимался историей села Васильевского, когда работал в областном архиве, — продолжает археолог. — И обнаружил две фотографии, сделанные в конце XIX — начале XX века с противоположного берега Шексны, из Петровского. На них мы видим три каменных дома, стоящих в ряд. Река в то время разливалась очень широко. В годовом отчете местной церкви за 1897 год говорилось, что во время ледохода льдинами побило церковную ограду, расположенную на 9 метров выше обычного уровня реки.

…Сезон в самом разгаре, и пока делать какие-то выводы и обобщения рано. Но на вопрос, удачен ли нынешний сезон, Александр Рыкунов уверенно отвечает:

— Разумеется! Сам факт того, что он состоялся — уже удача. В последнее десятилетие привычные организационные задачи и особенно финансовые вопросы решать стало гораздо сложнее. Поэтому хочется отметить всестороннюю помощь коллектива «Каскада Верхневолжских ГЭС» . Уже в течение ряда лет компания «РусГидро» финансирует существенную долю затрат на полевые работы. На наш взгляд, это пример для подражания. По линии поддержки общественно-значимых проектов помогает рыбинский бюджет. Кроме того, в этом году наш проект выиграл в конкурсе Фонда президентских грантов. Подавляющая часть полученных средств направлена на реконструкцию и благоустройство объектов в устье Шексны, меньшая – на издательскую деятельность, изготовление реплик артефактов, средневековых костюмов и др. Все это открывает широкие перспективы как в преддверии грядущего 950-летнего юбилея, так и будущего развития Рыбинска.

Село Васильевское на Шексне, конец XIX – начало XX в.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме