новости 12 октября 2011

Ловцы снов

Каких только ужастиков не наслушаешься лежа в больнице. Самые захватывающие байки бывалых пациентов связаны с «прелестями» анестезии. Фантазия людей поистине не знает пределов: кто-то рассказывает о пресловутом туннеле, в конце которого маячит свет, кто-то видит райские кущи, а кто-то  прокручивает события своей жизни

И чем изощреннее слухи и домыслы, которыми делятся больные, тем искаженнее их представление о работе анестезиологов-реаниматологов. Кто такой анестезиолог? Ответ на этот вопрос банален и распространен, как простуда осенью. «Это человек, который усыпляет нас перед операцией, а потом на протяжении времени, пока она длится, стоит в изголовье операционного стола и держит дыхательную маску у лица пациента», — скажет обыватель и окажется очень далек от истины. На самом деле анестезиология — уникальная медицинская наука, а врачи, имеющие соответствующую квалификацию, занимаются не просто врачеванием, а настоящим искусством.
Начало анестезии как отдельному направлению в медицине положил американский врач Томас Мортон, который в 1864 году применил эфир для того, чтобы безболезненно удалить зуб у одного из своих больных. До этого отношения врачей и пациентов можно было сравнить с пытками святой инквизиции. Недаром на памятнике первому анестезиологу высечена надпись: «До него хирургия во все времена была агонией». К примеру, в средние века был распространен очень милый способ — пациенту давали по голове чем-нибудь увесистым,  чтобы он «выключился». В одной из больниц Англии практиковали другой метод — во время операции начинали бить в колокол, дабы окружающие не слышали истошных криков больного.
Слава Богу, дедовские методы анестезии остались далеко в прошлом, и сейчас лечащиеся пользуются плодами достижения современной науки.
Накануне профессионального праздника врачей, чей долг — спасать людей и облегчать их страдания, мы побеседовали с заведующим отделением анестезиологии и реанимации горбольницы №1 Александром Армяниновым.
— Александр Анатольевич, не секрет, что многие пациенты, которым предстоит перенести операцию, больше всего боятся именно анестезии: страшатся последствий, риска вообще не проснуться после нее…
— Конечно, наркоз — нагрузка на организм. Но это мера, необходимая для его защиты от хирургической агрессии. Без него большинство операций были бы просто невозможны. Поэтому вполне логично, что к медикам, работающим анестезиологами, предъявляются особые требования, ведь они обеспечивают безопасность больного во время операции и в послеоперационный период. Не случайно по новым правилам со следующего года, для того чтобы стать врачом-анестезиологом, человек должен будет проходить трехгодичную ординатуру. Уже из этого следует, что профессия очень сложная: последипломное образование получают врачи не всех специализаций. Анестезиология включает практически все науки, которые преподают в медицинской академии: химию, физиологию, фармакологию, фармакодинамику. Плюс ко всему нужны технические навыки, которые также будут даваться во время обучения — здесь нужно не только думать головой, но и уметь работать руками.
Для того чтобы защитить человека от операционной травмы, мы, фигурально выражаясь, должны наступать по всем фронтам. Во-первых, защитить психику пациента путем выключения сознания. Во-вторых, блокировать болевые импульсы при помощи центральных анальгетиков или региональной анестезии. Непременным условием для проведения операции является и расслабление мускулатуры больного. Именно анестезиолог следит за дыханием и кровообращением, пульсом, давлением пациента во время проведения операции. Он должен грамотно вести терапию, разбираться в механизмах возникновения и течения различных процессов в человеческом организме, а отсюда — молниеносно читать ситуацию, играть на опережение, не дать развиться неблагоприятным последствиям или осложнениям, быть готовым к изменению ситуации и держать её под контролем.
Возвращаясь к вашему вопросу, отмечу, действительно, люди сейчас стали более грамотными, пациенты активно изучают статьи о своих заболеваниях в Интернете. Иногда это очень мешает врачам. Больные начинают вступать в полемику, сами назначать себе лечение, обезболивание. Итогом становится настороженное отношение к наркозу. Ведь, действительно, 100% гарантии никто дать не сможет — организм каждого человека индивидуален, поэтому мы предупреждаем пациента о возможных осложнениях, которые встречаются все реже и реже по мере развития анестезиологии и появления новейших препаратов, которые не имеют токсического воздействия, считаются гипоаллергенными и обладают коротким сроком действия.
— Бытует мнение, что наркоз «крадет» от 5 до 10 лет жизни человека.
— Это не более чем домыслы. Конечно, как я уже говорил, наркоз — это стресс для организма, но в нашей действительности и без того немало факторов, не самым лучшим образом влияющих на организм.  Плохая экология, вредные привычки — они в конечном итоге и сокращают жизнь людей.
— Какие виды анестезии в настоящее время применяются чаще всего?
— Наиболее распространённый метод обезболивания — тотальная внутривенная анестезия. Также часто применяется внутривенное тотальное обезболивание на самостоятельном дыхании или с применением ларингеальной маски.
В целом же для каждого метода обезболивания есть определённые показания и противопоказания.
Местная анестезия в чистом виде применяется не всегда, а на фоне внутривенной или внутримышечной премедикации. получается, что пациент засыпает, «эффекта присутствия» нет, поэтому многие и полагают, что перенесли общее обезболивание, хотя центральные анальгетики не применялись вообще.
— Перед операцией пациент должен рассказать анестезиологу всю подноготную о себе — чем болел, какие лекарства вызывают у него аллергию и т.д. Как быть, если человек не знает реакции своего организма на те или иные препараты? И вообще, есть ли какие-либо противопоказания для проведения наркоза?
— В своей работе мы не полагаемся только на субъективные ощущения пациентов. На первый план выходит всестороннее обследование. Что касается противопоказаний, то к ним относятся, к примеру, обострение хронического гастрита, острый ринит, сердечная недостаточность тяжелой степени у кардиологического больного и тому подобное. Преодолеть все эти препятствия — одна из наших задач.
— Как бы вы оценили уровень оснащенности больницы специальным оборудованием?
— В последние два года к нам поступает очень хорошая современная аппаратура экспертного класса. В первую очередь я имею в виду импортные наркозные аппараты, медицинскую технику для искусственной вентиляции легких. Что касается медикаментов, то мы пользуемся теми из них, что применяются в ведущих мировых клиниках.
— Дефицит в анестезиологах-реаниматологах ощущается?
— Не то слово. У нас в отделении 14 ставок врачей-анестезиологов, а зачислено в штат всего семь человек.  Работать приходится и днем и ночью, дежурить через сутки. Нехватка специалистов — это даже не следствие низкой заработной платы. Конечно, у начинающего специалиста она невелика — 5600 рублей. Но, приступая к работе, люди втягиваются, получают надбавки за ночные дежурства, за вредность и т.д. Кадровый голод — в большей степени результат жилищных проблем. Влияет и сложность работы, большая моральная нагрузка.
— За годы, которые вы работаете врачом, как изменилась анестезиология?
— Когда я одиннадцать лет назад пришел работать в больницу анестезиологом, у нас даже не было аппарата искусственной вентиляции легких, врачи применяли операционные мешки, которые нагнетали вручную. Выстоять четыре часа у операционного стола, постоянно работая руками в определенном темпе, было непросто. Методики, медицинские препараты были совсем иными. Помню, даже приходилось с эфиром работать — веществом, с которого и началась анестезиология в далеком ХIХ веке. А сейчас есть такие препараты — через две минуты после прекращения их введения в организм человек просыпается с ясным сознанием, не испытывая никакого дискомфорта.
— Вы работаете рука об руку с хирургами, заслуги которых оцениваются в первую очередь, а врачи-анестезиологи остаются в тени. Не обидно?
— Конечно, обидно. Иногда пациенты не только «спасибо» не скажут, а даже поздороваться при встрече забывают. Но мы волю чувствам не даем, просто делаем свое дело. Возможно, причина недооценки роли анестезиолога-реаниматолога в том, что наша медицинская наука только 50 лет назад была обособлена от общей хирургии. Сейчас это серьезное направление в клинической медицине. Думаю, по мере информированности общества о нашей работе ее оценка в глазах людей возрастет.
— Чего бы вы хотели пожелать накануне профессионального праздника своим коллегам?
— Того, что составляет главную ценность для врача — здоровья. Конечно же, счастья, долголетия, уважения коллег и терпения, терпения и еще раз терпения.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме