Темы 8 февраля 2012

С удочкой и без уздечки

Как добиться недостижимой цели? Стоит ли ставить перед собой невыполнимые задачи? И как вообще достичь того, что другим кажется невероятным? На эти вопросы ответила для себя Ирина Лебедева: нужно четко выделять приоритеты и упорно, настойчиво двигаться маленькими шагами. Тогда нерешаемых задач в жизни не будет.

Скачут скакуны

Ирина училась в начальной школе, когда впервые увидела на улице Рыбинска лошадь. Была эта лошадь красоты невероятной. Ехал на ней бравый милиционер, и эта конно-милицейская пара поразила детское воображение и разбудила фантазию. «Хочу лошадку», — решила для себя маленькая Ира и насела на отца. Тот, уже зная характер своего ребенка, выяснил следующее: лошади в количестве пяти штук принадлежат рыбинскому УВД, обитают в гаражах в районе Софийки, и занимаются с ними ребята, находящиеся под присмотром детской комнаты милиции. В общем, лошади были хороши, но все остальное вызывало у папы, мягко говоря, сомнения.

Ехать в приспособленную конюшню оказалось неблизко. Но однажды побывав здесь, Ира пропала. Нет, она продолжала учиться в школе, заниматься своими девичьими делами, но почти каждый день ходила к лошадкам.

Лошадки жили плохо, перебивались с хлеба на воду. В милицейском бюджете денег на них не хватало. Ухаживали и кормили их поднадзорные пацаны, которые оказались вполне дружелюбными и приняли Иру в свою компанию.

Когда настала зима и в гараже стало холодно, по ночам Ире начали сниться печальные лошадиные глаза. И девочка решила: надо поднимать общественность. Написала письмо в газету «Комсомольская правда». В Рыбинск приехал столичный корреспондент, опубликовал статью «Не скачут скакуны». И лошадей передали из гаража в конюшню комбикормового завода. За Волгу тоже добираться было неблизко, но зато теперь животным стало тепло и сытно.

Это был первый опыт привлечения общественного внимания к конкретной проблеме. Ира училась в третьем классе.

 

Зоотехник-библиотекарь

Ирина Лебедева с нежностью рассказывает о своем первом скакуне. В Рыбинск он попал с Мосфильма, и звали его по паспорту Завет, а в обычной жизни — Саша. С Сашей Ира начала учиться ездить верхом. Потом были другие лошади, конно-спортивная школа. И девочка решила — буду учиться на коневода. После школы поступила в филиал академии в Ярославле. Отделения коневодства в нем не было, но зооинженерия оказалась столь же увлекательной.

В академии Ирина впервые столкнулась с рыбоводством. Нет, удочку тогда она в руках еще не держала. И рыбы в аквариумах у нее появились гораздо позже. А после окончания академии работа с коровами заняла все рабочее и свободное время.

Совхоз «8 Марта» оказался большим. Ира вставала в четыре утра, доезжала на велосипеде до конюшни, пересаживалась на лошадь и объезжала свое хозяйство.

— Тогда я научилась вставать без будильника, — вспоминает Ирина Лебедева. — И работать без выходных и праздников. Животные требуют внимания каждый день, мужики в совхозе были пьющие, да и женский коллектив частично состоял из направленных на исправительные работы. А мне — чуть за 20.

Три года Ирина работала в совхозе зоотехником. В стране масштабно развивалась Продовольственная программа со своим механизмом антистимулирования. Специалистам не доплачивали 20 процентов зарплаты. Если совхоз выполнит план, по итогам года можно рассчитывать на заработанные деньги. В нашей зоне рискованного земледелия животноводство как-то справлялось с поставленными задачами. А растениеводы планы не выполняли. В результате, зарплата Ирины была ниже стипендии, которую она получала в академии.

— Обидно нам было, столько сил вкладывали, а деньги получали нищенские, — рассказывает Ирина Лебедева. — И я в конце концов ушла работать заведующей библиотекой профсоюза работников торговли.

Теперь уже бывший зоотехник окончила библиотечные курсы, радовалась новой творческой работе. А в 1990 году родился сын. И началась перестройка.

 

Уборщица-юрист

— Профсоюзы наши развалились, и библиотека закрылась, — вспоминает Ирина. — Я осталась с маленьким ребенком и без работы. Кто-то сказал, что в рыбинской прокуратуре нужна уборщица. И я пошла.

Опять — четыре утра, опять — велосипед, лестницы, вымытые до блеска, в нагрузку — курьерская работа.

— Прихожу после обеда, а в прокуратуре суета, все бегают, ничего не успевают, — рассказывает Ирина. — Решила — надо помогать, начала заполнять журналы учета бумаг. И через неделю мне предложили перейти на работу инспектором по следствию и дознанию.

Так зоотехник и библиотекарь впервые столкнулась с правоохранительной деятельностью. Пока перебирала и складывала бумаги следствия в папки, с интересом читала и вникала в логику законов. Училась у коллег, на всех возможных курсах и семинарах. И через несколько лет решила, что от работы с бумагами пора переходить к общению с людьми. И ушла в судебные приставы-исполнители.

Первую неделю рыдала горючими слезами. Когда исполняешь решение суда, обязательно остаешься для кого-то плохим. Негативную нагрузку на психику переносит не каждый, поэтому, наверное, текучка в штате приставов-исполнителей большая. Ирина выработала свой метод: прежде чем явиться к должнику, узнать о человеке все, что можно. И с учетом этих знаний договориться по-хорошему. Не всегда, но удавалось убедить, что лучше начать гасить долги, чем ругаться с приставами.

Модное сегодня слово «коллектор» тогда еще известность не приобрело. Но именно Ирина была одним из первых представителей этой профессии, когда перешла на работу в Рыбинскую торгово-промышленную палату. Так бывший зоотехник, библиотекарь, уборщица и судебный пристав стала консультантом юридического отдела.

 

Первые карасики

О том, как в жизни Ирины появилась рыбалка, она помнит хорошо. Сын с четырех лет занимался акробатикой. Но когда ему исполнилось 9 лет, любимый тренер уехал «завоевывать» Америку. В семье встал вопрос — чем занять непривычно свободное время. Не посадишь ведь мальчика крестиком вышивать.

— Как-то в деревне взяли удочки и пошли на пруд ловить карасиков, — вспоминает Ирина. — И стало нам интересно, почему кто-то ловит рыбу, а кто-то сидит без единой поклевки. Почему сегодня клюет одна рыба, а завтра другая. Стали читать книжки. И понеслось.

И несется с ускорением до настоящего времени. Сегодня Ирина уже не представляет свою жизнь без рыбалки. А сына называет «больным рыбаком» и настоящим профессионалом. Дома у Лебедевых — как в магазине «Рыболов» — снасти на любое время года и суток. Накануне рыбалки — ритуал по приготовлению чудодейственных каш и волшебных прикормок. Они ходят не просто за рыбой, а за конкретной рыбой, которая ловится именно в этот период времени и в этом месте. Они знают о рыбе все: как нерестится, когда клюет, что любит и где плавает.

— Даже не знаю, что люблю больше, саму рыбалку или подготовку к ней, — рассказывает Ирина. — И предвкушение неописуемо, и как идем к речке — счастье. Зимой мороза не замечаешь, летом — жары, а время останавливается.

Описывать рыбалку — дело неблагодарное. Как рассказать об азарте, который охватывает рыбака, когда он чувствует поклевку? О том, как он ждет не просто рыбу, а необыкновенную рыбищу, которую до него никто никогда не вылавливал ни в Волге, ни в Рыбинском водохранилище? Ирина говорит, что рыбалка — это наркотик, только очень положительный и исключительно полезный.

Итак, рыбалка, работа — теперь это должность заместителя директора рыбинского педколледжа по административно-хозяйственной части — и борьба за права рыбаков.

 

Рыбачка из Рыбинска

О том, что в Рыбинске живет Ирина Лебедева — рыбачка-любительница — сегодня знают почти все рыбаки России. Впрочем, даже не рыбаки, а и те, кто следит за развитием событий вокруг скандального закона «О рыбалке».

— У нас в Рыбинске изменения, вносимые в закон, никого не коснулись, — рассказывает Ирина. — Но я сразу решила, что надо вникать в тонкости, потому что потом может быть поздно. Когда в Интернете нашла информацию о предстоящем в Ярославле митинге рыбаков, позвонила по первому попавшемуся на сайте телефону. И поехала. И выступила. И началось.

Начался новый этап в жизни Ирины. Этап общественной активности. Первое же выступление в Ярославле принесло Лебедевой известность. Ее начали приглашать на советы, официальные и неформальные мероприятия. Она быстро нашла в Москве сподвижников и написала проект устава межрегиональной общественной организации «Союз рыболовов». И стала ее сопредседателем. Затем — конференция рыбаков в Астрахани, первая встреча с главой Росрыболовства Андреем Крайним, затем — публичный отказ от медали из рук Крайнего…

В активе «Союза рыболовов» — мораторий на аренду рыболовецких участков, отказ от платной любительской рыбалки и самое главное — новый закон о рыболовстве до сих пор не принят. Потому что не устраивает рыбаков.

Однажды Лебедеву пригласили на встречу с президентом России Дмитрием Медведевым. Пригласили заранее, поэтому Ирина готовилась.

— Мы с подругами выбрали новый костюм, я подготовила речь, — вспоминает сегодня Ирина. — Но встречу отменили, поскольку посчитали вопросы решенными. А однажды вечером позвонили из российского правительства и сказали, что утром в Москве будет встреча представителей рыбаков с премьер-министром Владимиром Путиным. В общем, было не до нового костюма. Я позвонила директору колледжа, прыгнула в маршрутку до Москвы и еле успела.

Эфир федеральных каналов, где рыбачка из Рыбинска рассказывает российскому премьеру о проблемах рыбаков, а премьер налагает запрет на платную рыбалку, принес Ирине всероссийскую популярность.

Сейчас Лебедева вошла в штаб общественной поддержки кандидата в президенты РФ Владимира Путина. Ирина призналась, что не знала, как ее коллеги-рыбаки отнесутся к этому решению, ведь рыбалка всегда была и остается вне политики, но оно нашло поддержку. Она говорит, что в ее планах нет вступления в какую-либо политическую партию, а работая в штабе, она не преследует каких-то корыстных целей. Это просто оказание поддержки человеку, которого она уважает.

— Я буду рада оказаться полезной в работе штаба. Но навязывать свое мнение никому не собираюсь. Считаю, что выбор каждый сделает сам, — говорит Ирина. — А мне бы очень не хотелось, чтобы в стране были какие-то волнения и истерики. Надеюсь, выборы президента пройдут спокойно. Ведь достаточно просто посмотреть, кто и что сделал для нас.

 

* * *

… В течение года Ирина Лебедева — рыбачка из Рыбинска — стала не просто борцом за права рыбаков. Она превратилась в успешного лидера общественного мнения, в активе которого — конкретные дела: отмена фиш-карт, свободные для любительской ловли участки по всей России. При этом она продолжает работать в рыбинском педколледже, регулярно ходит на рыбалку. Дома у Ирины два аквариума. Один — с тропическими рыбками, второй — с нашими, речными, рыбинскими. Еще летом она разбила в своем городском дворе клумбу. Большую — на мелочи не разменивается. Подхватив инициативу, благоустройством начали заниматься соседи. А на даче у Ирины живут кролики и вьетнамские карликовые свинки. И, конечно, лошадка Забава.

Забава живет для забавы. Ее воспитывают по методу Александра Невзорова. Она не знает седла и уздечки и существует для праздной красоты. Чего не скажешь о самой Ирине. Уздечку на нее, конечно, накинуть невозможно, но праздности в ее жизни, очевидно, не будет никогда. И остановить ее невозможно. Помните? Надо выбрать приоритеты и упорно, настойчиво двигаться к цели. Уже, правда, не маленькими шажками.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме