Темы 10 февраля 2019

Флегонт Арсеньев о Рыбинске. 1860 год

Рыбинск и его производительные силы в промыслах и торговле «Вестник промышленности», 1860 год

Против устья Шексны, на пологом волжском берегу, стоит Рыбинск, главная станция, с которой торговля идет мелкими судами по трем водяным сообщениям приволжского края с нашею северною столицею. Пока сообщения эти не были открыты, Рыбинск был слободой; только в 1772 году сделали его уездным городом и придали торговое значение, образовавши центр, в который стекаются громадные транспорты хлебных товаров с нижних частей Волги. Торговый пункт этот имеет важное влияние на оживление и деятельность всей пришекснинской местности, сообщая ей тот промышленный характер, очерком которого мы занимались в прошедших главах. Вот причина, вызвавшая нас поближе познакомить читателей с торговыми силами Рыбинска, сперва внутренними, а потом и внешними.

Постоянный прилив рабочего народа, съезд комиссионеров, приказчиков, хозяев, лоцманов, коноводов, различного рода спекулянтов и маклаков обуславливают те широкие размеры внутренней торговли в Рыбинске, которая от раннего утра до позднего вечера кипит в пределах и за пределами города. Вечный шум и суетня, вечная хлопотливость и озабоченность — исключительные свойства местных и заезжих рыбинских обитателей, погрузившихся по уши в водоворот торговой деятельности. Там в пробеге спешат на пароход, сиповато просвиставший уже во второй раз, здесь с уханьем и припевом тащат якорь с макшана; тут бойкие саечники хлопочут о сбыте своего товара, нахально зазывая прохожих и наперерыв друг перед другом расхваливая свое искусство, причем ловко, как-то с надковыркою, постукивают по нижней корке пухлой сайки, а около постоялых дворов неумолкаемо раздаются голоса цыган, сбывающих раскормленных шапшою машинных лошадей, иногда с поддельными зубами (особого рода ловкая промышленность пронырливого чернокожего народа).

Беспрестанное шныряние легковых извозчиков,  с припрыгивающими пролетками по разбитой мостовой, похожей на буераки зимней бойкой дороги, крики и песни сотни тысяч рабочих на судах и пристанях, скрип колес в дрогах ломовых извозчиков, громкие голоса продавцов, еще громчайшие — покупщиков придают Рыбинску характер постоянного базара, исполненного самой живой, хлопотливой деятельности об улучшении собственного благосостояния на счет другого. Само собою разумеется, что все это большею частию совершается по ненормальным отношениям, с отсутствием правильных сделок торгового класса, между членами которого ощущается большой недостаток нравственных начал и отсутствие правильных понятий о моем и твоем, а пуще всего об общественной собственности.

Торговых заведений в Рыбинске, находящихся почти в постоянном действии, следующее количество:

Мучных лавок и с другими хлебными продуктами — 45. Все они не отличаются особой частотой и тем прекрасным и удобным для покупателей устройством, какое мы видим в мучном лабазе у купца Крохоняткина в Ярославле. Овощных лавок с колониальными товарами и москательных — 20, погребов с виноградными винами — 5. Господствующая торговля в них идет фабрикованными винами из погребка ярославского купца Соболева, известного своим искусством в целой России. Лавок с красным товаром — 16. Галантерейных — 4, из которых одна (г. Серебренникова) пользуется давнишнею известностью. Меховых и с другим готовым платьев — 8.

Эти замечательные, доходящие до высочайшей бессовестности запросами господа, торгующие и знающие толк и цену в готовом платье, могут получить здесь очень хорошую вещь за недорого. Шорных лавок — 5, кожевенных — 7, шляпных, сапожных и с прочею обувью — 4. (Продажа сапогов киморской работы и с петербургским клеймом идет в Рыбинске в очень больших размерах, несмотря на всю непрочность этого изделия).

Железных лавок и с разными металлическими изделиями — 14, с деревянною посудою — 2, табачных — 19, посудных, книжных и образных — по одной. Книжная лавка состоит из перекупных на толкучем рынке разрозненных изданий, продающихся с веса. Жаль, что в таком многолюдном городе, каков Рыбинск, нет публичной библиотеки. И читателей, и читательниц, без сомнения, нашлось бы много, если б явился кто-нибудь из доброхотных ревнителей на пользу доброго и полезного упражнения ума, учредив что-нибудь вроде вятской книжной библиотеки. Хлебных лавок — 29. Саечных и с ситными — 16, рыбных — 5, мясных — 6, кисельных — 4, пирожных, квасных и сбитенных —  по 3.

Лавок и шкафов с разными съедобными припасами в обжорном ряду было до 1858 года 22; они помещались в ветхом, полуразвалившемся здании по левую сторону главного съезда к перевозу через Волгу, и, содержась в отвратительной нечистоте, не соответствовали ни занимаемому им месту, ни назначению. Теперь вместо грязных руин прежнего обжорного ряда выстроен гораздо левее обширный каменный корпус  в три отделения со многими помещениями и с крытой галереей для судорабочих. Пряничных лавок — 6; масляных — 2; с тесемками, шнурками, бумажными платками, шитыми рубашками, пуговицами и с разными мелочными товарами, присвоенными мещанскому промыслу — 16; лавок мешочных — 3, лавок мелочных — 4, лавок мелочных с разными товарами, под частными домами в разных местах города — 34. Трактиров — 2.

Гостиниц, из коих при трех имеются номерные комнаты для приезжающих — 8; чистотою содержания похвастать они не могут; цена на номера довольно значительная; в номерах для помещения удобства очень мало, но зато много клопов и сырости. При учреждении пассажирского пароходства устроилась прямо против пристани на берегу Волги новая гостиница с номерами. Сколоченная из досок и остатков барочного леса на скорую руку, она доступна для приезжающих только во время теплых летних месяцев. Харчевен и рестораций в городе — 11, кондитерских — 2, питейных домов и выставок — 13, шкафных лавок — 3, магазинов винных от откупа — 4, портерных лавок — 3, ведерных — 1, с канатами и другими судовыми припасами — 12, с рогожами и другими мелочными изделиями — 4, аптек частных — 1.

Но мы здесь пересчитали те из заведений, которые постоянно открыты для торговли. Есть еще много отворяющихся только во время ярмарки и в период большого наплыва торгового и рабочего народа в город, что бывает с конца мая и до конца июля. Ярмарочный гостиный двор за рекою Черемхою — старое, развалившееся здание, оно заключает в себе до 285 лавок, принадлежащих городскому ведомству да частным лицам; в большом мучном ряду — 64 каменных лабаза, и в красном ряду — 66 каменных лавок, и еще временных деревянных балаганов у волжского перевоза — до 12.

Постоялых дворов в частных домах — 17, из коих при 10 имеются номера для приезжающих. Плохая, едва тензившая мебель, никогда нечищенный помятый самовар, грязная посуда, невыносимая духота летом, страшный холод зимою, клопы, огромная цена и грубость дворников — вот исключительное достоинство номеров при постоялых дворах в Рыбинске. Из этой аттестации надо однако же исключить дом купца Ельтекова с прекрасными, чистенькими комнатами, хорошей прислугой и довольно сносным столом.

Ремесленное производство в городе занимает довольно значительное количество рук: портных —26, сапожников — 38, хлебников — до 40, булочников — 5 куреней, калачников — 3, саечников и ситничников — 7, пирожников и пряничников —  2 заведения, часовых мастеров — 5, золотых и серебряных дел — 4, резчиков печатей и по дереву — 3, переплетчиков — 2,  цирюльников и парикмахеров — 4, обойщиков — 3, красильщиков — 5, каретников —  2 заведения (одно из них издавна славится прочностью своего мастерства и исключительной честностью, в противоположность прочего ремесленного рыбинского люда, которого таки в достаточной мере стыдом Бог обидел, особенно портных и сапожников). Тележников и колесников — 2, столяров — 11, гробовщиков — 1, печников до 6  артелей, ситовщиков — 2, медников и слесарей — 4, кузнецов — 18, скорняков и шубников — 7, картузников и шапочников — 6, женских портных и швей — 8, каменотесов —1 заведение…

Об авторе

Флегонт Арсеньев родился 2 апреля 1832 года в селе Красном  Моложского уезда Ярославской губернии, незаконнорожденный сын небогатого помещика и крепостной. Фамилию и отчество получил от крестного — уездного исправника  Арсения. Был оставлен в доме родителя и воспитывался как барчонок.

Образование получил в Романовоборисоглебском уездном училище (1849-1851) и в гимназических классах Демидовского лицея в  Ярославле (1854-1857, не до конца курса).

Преподавал русский язык в Усть-Сысольском второразрядном уездном женском училище (1858-1861, был и одним из инициаторов его открытия), затем в училище в Вологде (1861-1867), где преподавал также и географию. В 1863 году открыл в Вологде первую частновладельческую публичную библиотеку, которую позже пожертвовал в женскую прогимназию Усть-Сысольска.

В 1867 году занял место секретаря Вологодского статистического комитета; затем был чиновником по крестьянским делам; одновременно редактировал неофициальную часть «Вологодских губернских ведомостей». В 1879-1881 годах издавал «Вологодский сборник». С 1882 года состоял чиновником по крестьянским делам Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии.  С 1885 года был почетным  мировым судьей по Усть-Сысольскому и Яренскому уездам. Был активным деятелем усть-сысольского уездного земства.

В своих хозяйствах развивал молочное дело: строил заводы сыроваренные и сливочного масла. В Усть-Сысольске вблизи центра города построил два деревянных дома; один — для своей семьи, другой — для сдачи под постой —  в нем при Арсеньеве помещалась почтовая контора. Был награжден орденом Святого Владимира.

Умер 18 (30) ноября 1889 года, дослужившись до статского советника. Похоронен возле Кирульской церкви в Усть-Сысольске, могила затеряна.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме