Темы 31 августа 2020

Мы все умрем, но лучше позже

Почти табуированная тема – похоронное дело. Но рано или поздно касается она каждого

То, что других приводит в ужас и оцепенение, для Игоря Смирнова – рутина. Шесть дней в неделю он находится рядом с человеческим горем. Слезы, траур, венки, гробы и покойники – романтики в работе ритуальной службы немного. Неужели в ней можно найти положительные стороны? Говорим об изнанке профессии.

Посредник между мирами

В Рыбинске каждый день умирает в среднем 10 человек, в год – свыше 3 тысяч. На десять усопших приходится более 15 ритуальных контор. И хотя некоторые из них сосредоточены на благоустройстве захоронений, для провинциального города это немало.

За шесть лет работы в этой сфере Игорь попробовал себя и в роли «летучего» агента, который выезжает на адрес за телом, дежурил сутками и занимался благоустройством захоронений. Теперь он принимает родных у морга, помогает подготовиться к похоронам. Многих в момент утраты нужно «провести за руку». Люди должны скорбеть, а не думать, что делать и куда бежать.

— Поначалу даже мысль о том, что придется касаться мертвого тела, вызывала у меня отвращение, – вспоминает он сегодня. – А потом привык и понял, что многое в теме смерти – стереотипы. Люди боятся ее просто потому, что она почти всегда неожиданна. В большинстве случаев к ней нельзя подготовиться. Некоторые считают меня посредником между землей и Аидом. Хотя в загробную жизнь я не верю. Просто помогаю людям, когда случилось несчастье.

Похоронная служба, где работает Игорь, хоронит больше ста усопших в месяц. По договору с медучреждениями Рыбинска и Рыбинского района забирает тела умерших пациентов.

— Понедельник почти всегда напряженнее остальных дней, на неделе бывает и полное затишье. Май – самый спокойный месяц. Все на грядках, умирать некогда, – рассказывает Игорь. – А в новогодние праздники, наоборот, резкий рост. Не берегут себя люди.

О лицах

Потерянные, заплаканные или печальные, но уже с печатью смирения – по лицам близких покойного можно прочитать, когда пришло горе. К каждому нужен свой подход. В такие моменты излишне траурный вид сотрудника ритуальной службы лишь усугубляет психологическое состояние семьи. Поэтому Игорь старается увести разговор в другое русло.

— Ищу точки соприкосновения, общие темы, — говорит он. — Видя, что я уверенно ориентируюсь в морге, и меня там знают, люди становится спокойнее, они мне доверяют. Морг работает шесть дней в неделю. Ночью и в выходные — только на прием, дежурные санитары принимают умерших. Обычно я приезжаю на работу в восемь и анализирую информацию о поступивших покойных.

О самом страшном

Смерть порой меняет человека до неузнаваемости. Лицо сердечников заливается синевой. Поэтому, чтобы его освежить, накладывают специальную формалиновую маску, а потом – слой тонального крема.

Игорь привык ко всему. Говорит, что запросто смог бы перекусить «при исполнении». Но к одному он привыкнуть не сможет никогда. Когда умирают дети. По нелепой случайности, по малолетней глупости. Он ведь и сам отец.

— Когда приходит бабуля и начинает со слезами рассказывать, как она достала из воды утонувшего внучка и прижимала его к себе, сердце сжимается от боли. Ну зачем ты мне все это рассказываешь, думаю. И начинаю крутить в голове, кем бы мог стать этот ребенок, жизнь-то вся впереди была, — говорит Игорь.

Этим летом он хоронил несколько детей подряд.

— Некоторые случаи особенно западают в память, например, гибель супружеской пары в автокатастрофе на проспекте Революции, жестокое убийство женщины топором в доме на проспекте Ленина, изощренные суициды, – не вдаваясь в подробности, рассказывает Игорь. – Конечно, легче, когда уходят старики. Они и сами готовы к переходу в мир иной, загодя копят деньги, пишут завещания. И родные смирились, что конец неизбежен, им морально проще.

В Рыбинске действуют четыре городских кладбища — Южное, Западное, Болтинское, Софийское. На Васильевском – закрытом – допускается только захоронение урн с прахом в родственные могилы. На Южном покоятся 77 тысяч человек, на Западном – около 15 тысяч

Последний приют

В Рыбинске действуют четыре городских кладбища — Южное, Западное, Болтинское, Софийское. На Васильевском – закрытом – допускается только захоронение урн с прахом в родственные могилы. На Южном покоятся 77 тысяч человек, на Западном – около 15 тысяч.

Все популярнее становится кремация. Но открывшийся в 2015 году ярославский крематорий предлагал свои услуги за 5-6 тысяч рублей, а теперь кремация выходит дороже стандартных похорон – около 30 тысяч рублей.

— За 25 тысяч можно достойно проводить человека в последний путь. Услуги морга — помыть, одеть, сделать маску, загримировать – оплачиваются дополнительно. Иногда похороны можно сравнить со свадьбой – людям хочется размаха. Самый дорогой гроб, тьма роскошных венков — «упаковка» на первом месте. Парадокс: чем беднее человек, тем он щедрее и искреннее что ли. Да, вкусы и возможности у всех, конечно, разные, но, на мой взгляд, тому, кто лежит в гробу, не принципиально, сколько денег вы потратили на похороны.

Но порой и равнодушие удивляет. Игорь рассказывает, как один клиент, руководитель предприятия, собирал в последний путь родную мать – выбрал все самое дешевое практически не глядя, безучастно. А бывает наоборот.

— У женщины – руководителя одного медучреждения — умер дальний родственник. Непутевый, пьющий. Они практически не общались. Умер в своем полуразвалившемся домишке, сидя с сигаретой в руке. В итоге она оплатила похороны по высокому разряду.

Невостребованных покойников или тех, чьи родственники не располагают деньгами, хоронят за государственный счет. Сейчас «похоронное» пособие составляет 8700 рублей. За эти деньги предоставляется так называемый гарантированный перечень ритуальных услуг – гроб, катафалк, копка могилы в специальном секторе. Там же захоранивают и биоматериал после операций.

Ошибочка вышла

Как ни относись трепетно к теме похорон, но и тут есть место курьезам.

— Коллеги рассказывали, как едва не перепутали живую бабулю с мертвой. Приехали забирать покойную в частный дом. Открыли плед, а оттуда голос: да не меня! А однажды бригаду вызвали на труп… собаки. Для хозяев она была членом семьи, и проститься с животным хотели со всеми почестями.

…Смерть не знает выходных и праздников, не выбирает молодых или стариков. Она каждый день будет забирать жизни. Игорь говорит: ее не нужно бояться. К ней нужно готовиться. Хотя бы морально. В конце концов, мы все когда-нибудь умрем, но лучше, конечно, позже.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Человек 11:59 | 31 Август 2020

Циничное и подлое случилось в моей жизни в связи со смертью. Утром, в такой же дождливый день, как сегодня, утром кончалась мама. Я позвонил с мобильника на 122 (скорее всего в Ярославль) и мне сказали что если смерть утром то нужно дозвониться до поликлиники и в полицию и в течении долгого времени (хоть до вечера?) их ждать у мёртвого тела. Через некоторое время я перезвонил снова и другая операторша «участливо и ласково» выспросила все данные и спустя минуты раздался звонок по телефону и в дверь — налетели как стервятники забирать труп, а ведь не врача не полисмена ещё не приехало! Я чуть было не покалечил клерка но он быстро ретировался. Вообщем оказалось правдой что операторы единой службы сливают и не задаром такую инфу . После похорон я обратился в правоохранительные органы вплоть до генпрокуратуры с зафиксированным временем звонков этой «доброй» негодяйки но ответ был отрицательный: мол записи не сохранились и прочая ерунда-отписка про невозможность распечатки… Я не виню агентов — они нужны и даже необходимы, но проклинаю продажных операторов единой службы!

александр 13:52 | 31 Август 2020

Интересно, что так веселит женщину в темных очках, стоящую на фото?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме