Темы 13 января 2021

Возвращение ценностей

В процессе реставрации два старинных здания, в прошлом украшавших улицы Рыбинска. Это дом купца Седова по Крестовой, 23 и здание Госбанка на Советской, 2. Рассказываем, какой путь к возрождению они прошли, и что еще предстоит

Дом с самыми вкусными булками

На углу Крестовой улицы и Преображенского переулка в Рыбинске стоит запоминающийся дом – с круглым эркером, башенкой и шпилем. До революции он принадлежал купцу и благотворителю Артемию Андреевичу Седову, выходцу из вологодских крестьян. Сам он с семьей жил на третьем этаже, а на первом обустроил пекарню и булочную, а остальные помещения сдавал в аренду. Потомки купцов Рябининых, эмигрировавших после революции в Америку, еще долго вспоминали седовские булочки – самые вкусные в мире.

Сейчас особняк XIX века признан аварийным и расселен. Несколько лет здание было завешено баннером, чтобы не портило вид Красной площади, приведенной в образцовый порядок. Несколько месяцев назад с первого этажа выехали магазины. В помещении, где еще недавно торговали обувью, вместо потолка зияет дыра. Перекрытия между вторым и третьим этажом рухнули уже давно. По тыльной стене ползет сквозная трещина. Но скоро вокруг здания появятся строительные леса, начнется реставрация, и в новом году у нас есть шанс увидеть старинный особняк во всей красе.

«У семи нянек…»

У дома по Крестовой, 23 даже не семь, а десять собственников. Сейчас они включились в процесс его восстановления. Получили проект противоаварийных мероприятий, разрешение на их проведение, сделали сметы, выбрали подрядчика – рыбинскую компанию «Верхневолжская производственная сеть». И он уже приступил к выполнению противоаварийных работ.

— Мы провели работы по усилению фундамента и несущих конструкций стен, – рассказывает Андрей Лавров, руководитель компании ВПС. – Сделаны шурфы, зондажи, проведено полное обследование всех болезней здания, чтобы понять, что делать дальше.

Болезней, как выяснилось, множество: ветхие или рухнувшие межэтажные перекрытия, деформация стен, дырявая крыша, вечно затопленный подвал. Но самая большая проблема, с которой столкнулись строители, перегруженный фундамент.

— Изначально дом принадлежал купцу Крашенинникову. Был он двухэтажным и в общем-то ничем не примечательным. В 1913 году его купил Седов. Он решил перестроить его на свой лад. Так у дома появился третий этаж, полукруглый эркер с башенкой на углу, – говорит Лавров. – Всего здание перестраивалось 17(!) раз. Достраивались помещения, внутри здание перекраивалось под новые нужды.

В советские времена второй и третий этажи переделали под коммуналки, в некоторых комнатах даже не было окон, единственные источники света – двери, которые вели к соседям. Внизу вместо пекарни и булочной открыли магазины. Старые проемы закладывались кое-как, где-то даже силикатным кирпичом, вырубались новые.

— Ни о безопасности, ни о долговечности, не говоря уже об эстетике, строители не задумывались, – говорит подрядчик. – Естественно, это не могло не сказаться на прочности конструкции. Никто не рассчитывал, как поведет себя фундамент, если нагрузить его еще одним этажом, новыми перегородками в несколько кирпичей толщиной. В результате перегруженный бутовый фундамент просел, в одном месте под зданием образовалась дыра такого размера, что в нее мог пролезть человек. В итоге дом «сполз» в нее, а по фасаду, что выходит во двор, пошла сквозная трещина. Болезни здания усугублялись еще и тем, что содержалось оно только на первом этаже, где были магазины, второй и третий ветшали.

Но при этом в некоторых комнатах сохранились следы былого купеческого величия: изразцовые печи, на лестничных площадках – кованые перила, красивая метлахская плитка, наподобие той, что в Новой бирже или на вокзале. Кое-где в окнах еще стоят родные рамы со старинной фурнитурой, с ручками в виде рыбок.

Как сто лет назад

Восстановить историческую правду – такую цель ставит перед своей командой руководитель компании ВПС.

— Мы готовим документы на выдачу разрешения на следующий этап работ. Дом Седова является памятником, под охраной находятся объемно-пространственные характеристики здания, фасады, кровля. Балконы, ограждения, шпиль, лепнина – все это будет восстановлено. Мы должны вернуть здание к образцу 1914 года, но с новым функционалом, – поясняет Лавров. – Будем вскрывать заложенные проемы, разбирать все лишнее, что может сказываться на несущих способностях здания. И приспособим здание к современным потребностям, чтобы было комфортно собственникам.

Все сразу и быстро сделать не получится. Процесс восстановления будет долгим, настраивает подрядчик. В первую очередь темпы реставрации зависят от финансирования. А поскольку ни в какую государственную программу дом Седова не входит, поэтому и платить за возрождение особняка в историческом центре города будут все те же десять собственников. Тем не менее в год 950-летия Рыбинска в облике дома – и Красной площади в целом – произойдут заметные перемены.

— На следующий год перед нами стоит задача – восстановить фасад хотя бы по Крестовой улице. Для этого нужно укрепить фундаменты, несущие наружные стены, решить вопросы с перекрытиями и кровлей. Проблем в здании много, но все они решаемы, – убежден Андрей Лавров.

Реставрируя здания в центре, собственники и строители решают важную задачу – возвращают купеческим кварталам их прежний вид, а заодно ограничивают появление в исторической среде Рыбинска чуждой архитектуры, которая ломает картину восприятия.

— Теоретически легче сломать старое здание и построить на его месте новое, – рассуждает Андрей Лавров. – Но это был бы совершенно другой город, в нем нарушились бы атмосфера, общая композиция. Я не поддерживаю такой подход. Я за новое строительство, за новую архитектуру, но не в историческом центре. Хочешь себя реализовать, построить что-то новое – районов много.

Легенда с открытки

Второе историческое здание, над восстановлением которого бьется компания ВПС, – дом на Советской, 2. «Мавританский замок», как его называли в народе за причудливое архитектурное убранство, на Театральной площади в Рыбинске в 1880 году построил купец Иван Филиппович Мыркин, владелец знаменитых торговых бань. С 1887 года величественное здание арендовал Государственный банк России.

Во времена СССР здесь в разное время размещались суд, прокуратура, различные конторы. В 1990-е годы люди покинули здание. И лишившись заботы, оно стало разрушаться, умирать медленной смертью.

Планы вдохнуть в него жизнь и утроить в его стенах гостиницу в 2000-е были у правительства Москвы, но не случилось. Вновь забвение и разруха, пока у здания Госбанка не появился новый собственник – ООО «НПЦ «Сфера». В 2017 году начались противоаварийные работы. Они ведутся силами «Верхневолжской производственной сети», которая является соинвестором.

— За несколько лет были усилены фундаменты, все стены. Где необходимо, восстановлена кладка. Сделаны монолитные перекрытия, новая кровля, восстановлены эркеры. В течение этого года мы занимались фасадом, – рассказывает Андрей Лавров.

Еще пару лет назад фасад выглядел удручающе. Штукатурка сыпалась, эркеры зарастали мхом и деревьями. Было очень много утрат, проблемы с кирпичом – за годы, пока здание стояло без крыши, он отсырел.

— Мы лечили его весь прошлый сезон. Все, что отслаивалось, было снято. Старую отваливающуюся штукатурку отбили, зачистили щетками, помыли, обработали его гербицидами, защитными составами. После этого набили оцинкованную сетку, оштукатурили, одели в «рубашку», – рассказывает строитель.

Сейчас здание Госбанка не узнать. Фасад практически полностью подготовлен под финишную отделку. Правый эркер уже представлен в цвете. Яркий красно-бордовый и охристый тона – сочетание для Рыбинска не характерное. Однако согласно изысканиям в старину Госбанк выглядел именно так. Таким он предстает и на старых, дореволюционных фотографиях.

— Фасад сложный, здесь много декоративных элементов, – отмечает Лавров. – Старая штукатурка, которую мы сохранили в соответствии с охранными обязательствами, новая – в тех местах, где были утраты, гипсовые декоративные элементы. Это три разных состава, которые имеют разные свойства: адгезию, влагопроницаемость… Перед нами стоит сложная задача – подобрать такие отделочные материалы (шпаклевку, грунтовку и краску), которые будут держаться на всех поверхностях. И держаться долго.

Для этого строители сделали несколько контрольных выкрасов на колоннах. Еще порядка двадцати элементов покрыли разными составами и оставили прямо на земле, в снегу.

— Будем испытывать их в экстремальных условиях, – поясняет руководитель. – Весной проведем аналитику и сделаем выводы, какой состав как себя повел. И выберем лучший.

Однако восстановить фасад в цвете в 2021 году строители не обещают.

Новая жизнь

Внутри здания работ еще масса. Предстоит восстановить перекрытия, полы, лестницы, проложить коммуникации. Часть помещений оштукатурено, часть только ждет отделочников.

Чем наполнятся старинные залы? Какая жизнь здесь будет кипеть? Ответов на эти вопросы пока нет.

— Нам предстоит сделать проект приспособления реставрации. Нужно понять, как здание будет эксплуатироваться. Без этого понимания заниматься внутренними помещениями, планировкой нецелесообразно, – считает руководитель ВПС.

Он подчеркивает: в короткий период завершить все работы на памятнике невозможно. Реставрация сама по себе – процесс не быстрый. Вот если появится стратегический инвестор – другое дело. Но пока его нет. И самой большой сложностью в деле восстановления здания Госбанка, как и в случае с домом Седова, остается финансирование.

— Других денег, кроме своих собственных, на реставрацию не предусмотрено, – поясняет Андрей Лавров. – Но перед нами и не стоит цели – сделать быстро. Не надо торопиться. Нужно сделать качественно, на совесть, чтобы здание стояло долго, и через несколько лет не пришлось переделывать.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме