Главное Темы 30 июля 2021

Средневековый город – какой он?

Усть-Шексну и европейские города той же эпохи сравнил профессор МГУ Игорь Филиппов, один из ведущих российских медиевистов.

Рыбинск переосмысляет свою историю, осознает ее заново. Оказалось, она уходит корнями гораздо глубже, чем мы считали раньше. И привыкнуть к этому непросто.

Как ребенок XI века, взявший меч отца, с досадой бросает его – «тяжелый!» – и бежит играть деревянной сабелькой. Так и рыбинцы-скептики нападают на археологов, историков, краеведов – «хватит морочить нам голову, верните нам наше простое и привычное 250-летие!».

Но от результатов археологических раскопок отмахнуться уже не удастся никому. За 40 лет археологи обнаружили средневековый город – большой и богатый. Таким в тот период на территории нынешней Ярославской области был лишь Ростов Великий.

— Рыбинцам по инерции сложно свыкнуться, что Рыбинск древнее, чем мы привыкли считать. Им непонятно, зачем нам «новый-старый» возраст города. Для экспертов существование Усть-Шексны – давно и прочно доказанный факт. А для обычных горожан – это Terra Incognita, и непонятно, как к ней относиться, — говорит Виталий Горошников, директор издательства «Медиарост».

Древнее происхождение Рыбинска поддерживают авторитетные российские историки. Они поделились мыслями об Усть-Шексне и о средневековье в целом.

Свои корни ищут жители многих стран, говорит профессор МГУ Игорь Филиппов.

— Переосмыслять свою историю – сегодня общее явление в Европе, России, Америке. Простые люди ищут корни, осознают идентичность. Нередко в Европе, как и в России, бывает так: закрывается объединявшее горожан производство – шахта, завод во Франции или Люксембурге. И они ищут объединяющий момент, обращаясь к истории. Зарабатывают на жизнь туризмом, вкладываются в гостиничное дело, — поясняет профессор.

В России есть нюанс – процент сохранности памятников намного ниже европейского. Это осложняет работу историков.

— Да, российская история особенно уязвима: письменных источников практически не сохранилось, деревянные строения недолговечны, легко горели, гнили. Те книги, летописи, записи, что сохранились, при советской власти вывезли из регионов в столицы. И изучать местную историю краевед может лишь в Петербурге и Москве. Поэтому важнейшую роль в воссоздании истории сегодня играет археология, как у вас в Рыбинске, — говорит Игорь Филиппов.

Ходули от грязи

Средневековый город – средоточие нескольких функций, поясняет профессор. Первая тема – война. Город – всегда крепость, его военное значение невозможно переоценить. Вторая – религия. Особенно в Европе город – это часто еще и церковный, епископский центр. Третья – власть. Город – центр власти, там есть чиновники и люди, которые за деньги обеспечивают порядок на улицах. Четвертая – производство. Город, безусловно, –торгово-ремесленный центр, где производят множество нужных предметов и продают их. Пятая – услуги.

— Многие историки упускают этот момент, но в средневековом городе обязательно была сфера услуг: харчевни, постоялые дворы. Если человек из сельской местности приезжал на ярмарку или праздник, долго жил в городе, то у него неизбежно возникали потребности. Он обращался к врачу, ветеринару, переводчику, цирюльнику, писцу. Или как ваши предки, живущие на берегу огромной реки, обращались к перевозчику через реку. Так что в городе жизнь кипела, была очень насыщенной, — говорит Филиппов.

Чем тот город похож на сегодняшний? Горожане в средние века, как и сегодня, свысока смотрели на сельских жителей. Русское презрительное «деревенщина» имеет аналоги и в других языках. Тут и претензия, что горожане приобщены к чему-то большему, и что они более культурны, грамотны, богаты.

 

— Однако качество жизни было далеко не всегда в пользу города. Многоэтажек, конечно, не было, кроме, пожалуй, северной Италии. Но жили в домах очень скученно. Современный человек ужаснулся бы той тесноте. Сегодня в городах есть много парков, зеленых зон, открытых пространств. Тогда в городе этого не было, максимум – кладбище с деревьями, кустами, — уточняет медиевист.

И санитарные условия в средневековом городе были ужасны.

— Чего стоит только острый вопрос вывоза нечистот! Когда города длительно осаждали, вывозить помои и нечистоты было невозможно. Так в городе начинались кожные инфекционные болезни, и жители капитулировали – только из санитарных причин. В европейских музеях хранят диковинные вещи, например, ходули, на которых люди передвигались через грязь городских улиц, — перечисляет Филиппов.

Сегодня в городах, конечно, несравнимо чище. Но если искать параллели, то и сейчас престижно жить за городом на свежем воздухе, а в город ездить работать.

«В Усть-Шексну со своей рыбой»

Усть-Шексна – город промышленного рыболовства. Рыба для наших предков – не только способ прокормиться, но и уплатить налоги.

— В Европе тоже были города, связанные с одним видом промыслов. Вспомним английскую поговорку «Возить уголь в Нью-Касл», как в «Тулу со своим самоваром». Были и города на реках, морях, которые жили добычей рыбы, — говорит медиевист.

Но, как Усть-Шексна жила еще и кузнечным делом и другими ремеслами, так и любой средневековый европейский город не сосредоточивался на одном промысле, старался обеспечить себя всем необходимым. Разнообразие ремесел в средневековом городе – вещь обыденная. В любом городе были ткачество, окраска тканей, обработка металлов, оружейное дело.

— Топонимика подтверждает это – к примеру, во многих городах была улица разносчиков воды, производителей пергамента, перчаточников, шляпников. Люди настолько узкой специализации имели свою улицу, что уж говорить про гончаров и оружейников. Иное дело, что улица могла быть очень короткой, — поясняет профессор.

Открытия совершают и сегодня

Существует стереотип, что время открытий ушло. Что Ключевский уже все написал, и сейчас ученые лишь добавляют исторические крохи. А найти новый «старый» город вообще невозможно.

Но открытия в истории происходят постоянно. И мы не можем их игнорировать. Усть-Шексну раскапывают всего 30 лет. Кто знает, какие впереди открытия?

— На территории Европы тоже так бывает: люди до раскопок не знали, что живут на тысячелетней истории. Правда, у них это редкий случай – все же не те расстояния, живут плотно, да и строили не из дерева, которое сгорает до основания, а из камня, который остается даже после разрушения. К примеру, недавно на юге Франции неподалеку от Монпелье раскопали безымянный город, возникший в VI-VII веках. В эпоху нашествия варваров люди уходили с равнин, они забрались на большой плоский холм и создали крупный город. Жители его были состоятельны – я видел там саркофаги из мрамора, — говорит Игорь Филиппов.

К слову, о Ключевском. При нем в XIX веке историки считали средневековые города сугубо торговыми – вот стоит поселение на пути из варяг в греки или из варяг в арабы. Но чем больше совершают археологических находок, тем понятнее становится – города на Руси были не только ярмарками, но и центрами ремесленной культуры.

— Так, Новгород – знаменитый средневековый центр международной торговли, — приводит пример профессор. – Недавно археологи нашли там огромные слитки металла, закупленные за границей, чтобы на русской земле производить оружие. Не само оружие нашли, а заготовки для его производства. Значит, Новгород – не просто перевалочная база, ярмарка, а ремесленный центр. Да, археология не перестала совершать сенсационные открытия.

Скептики

В годы СССР добивались однородности во всем: один тип культуры, общегосударственные праздники, краеведение по заданному ранжиру. Это очень повредило работе историков и краеведов, считает медиевист.

— Конечно, для путешественника по советской России картина была не радужной. С одной стороны, много памятников, природные красоты. А с другой – где специфика? Где яркая кухня, местные памятные даты и праздники? Где ремесла напоказ, чтобы и дети перенимали, и туристы любопытничали? Про уникальную одежду и говорить не приходится, — говорит Филиппов.

В Америке в этом направлении делается много. Хотя американские города и обладают довольно скромной историей (самым старым – по 400 лет), но местные жители – простые люди, не ученые – делают из здешнего колорита конфетку.

— К примеру, я был в штате Вирджиния. Бывшая столица штата – город Вильямсбург – превращена в живой музей: туристов по городу возят на бричках извозчики в исторических костюмах, хлеб пекут по старинным рецептам. Город преследуют экономическую цель, а у жителей растет гордость за свою родину. Горожане осознают – «мы тут вообще-то не в навозной куче выросли, мы старый город, славный, знаменитый», — говорит Игорь Филиппов. — Радует, что рыбинский проект с вывесками помогает горожанам повернуться к осознанию своей древней идентичности.

Как можно оживить жизнь, угасшую сотни лет назад? И сегодня рыбинцы могли бы услышать звон кузнечного молота, скрип мельничного колеса, крики зазывал на рыночной площади. Даже тысячелетнюю историю можно оживить, виртуально насытив ее красками и голосами.

Именно так в прошлом году визуализировали Великий Новгород: воссоздали главные архитектурные достопримечательности, теперь с помощью интернет-технологий горожане «гуляют» по улицам древнего Новгорода. Вполне возможно, что и рыбинцы смогут увидеть, какой на самом деле была древняя Усть-Шексна.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме