новости 28 марта 2012

Крошечная вселенная Виктора Фролова

«Благодарим вас за то, что возрождаете исконные традиции наших предков и даете возможность нам прикоснуться к древнему гончарному искусству»,- читаю  в увесистой книге отзывов, лежащей у Виктора Фролова в мастерской. Слова, написанные то детским старательным почерком, то уверенной взрослой рукой, складываются в добрые пожелания и искреннюю благодарность тех, кто побывал в гостях у этого удивительного человека — единственного рыбинского гончара.

 

У порога живой печной дух обволакивает входящего и увлекает в мифологическое пространство сотворения, когда, стоя у вращающегося круга, ощущаешь себя не меньше, чем олимпийским богом.

— У многих народов существует легенда, что бог сотворил человека из глины, — чуткие пальцы Виктора Васильевича формируют идеально ровный краешек будущего горшочка. — Вы никогда не задумывались, почему именно из глины?  Глина – очень благодарный материал, из неё можно в буквальном смысле творить чудеса различного масштаба – от домов до посуды и изысканных украшений. И древний человек, освоивший глину, встал на путь человека созидающего, человека-мастера, человека-художника. Если гончарный круг – это продолжение рук  мастера, то изделие – это продолжение его души.  И недаром даже части керамики антропоморфичны – у горшка есть горло, шея, тулово… Это вам не фабричное производство, где всё по одному шаблону. Здесь же сразу видно – авторская работа, слепок души.  У каждого гончара – свой неповторимый почерк, изюминка, стиль…

— А у вас какая изюминка?

— Да вот, — Виктор Васильевич улыбается и  рисует на горшочном боку извилистую линию. Будто волжскую волну изображает на своих творениях гончар из Рыбинска.

— Глина…, — вдохновенно продолжает мастер, — это мощнейший природный сорбент. Она впитывает силу земли и солнца, поэтому насыщена хорошей энергетикой и обладает лечебным эффектом, забирая и нейтрализуя внутренний негатив человека. Не говоря о том, что в ней содержится множество микроэлементов и минеральных солей, необходимых организму.

— Получается, вы занимаетесь настоящей глинотерапией – врачеванием души и тела.  А «пациенты» часто приходят? – я уже сама становлюсь таким «пациентом», потому что Виктор Васильевич доверяет мне покрутить круг. Податливая глина ритмично «дышит» под пальцами, нужно почувствовать этот ритм, вписаться в него, и тогда комок начинает превращаться в изделие, в тот самый «слепок души». Требуется внутреннее сосредоточение, поэтому вести диалог становится сложно.

— Да, я провожу мастер-классы и импровизированные экскурсии для всех желающих. Чаще всего приходят дети – целые делегации из школ. Ребята с восторгом наблюдают, с увлечением  пытаются сделать что-то своё. Каждый находит себе занятие по вкусу: кому-то нравятся статуэтки, фигурки, я им предлагаю  освоить набивную технику; кто-то с удовольствием занимается лепниной – рельеф детской руки позволяет такие изумительные листочки-цветочки делать одним простым прикосновением к глине; а кто-то сразу бежит к сердцу мастерской – гончарному кругу и уже не отходит от него. Пока дети работают, я обычно рассказываю им об истории гончарного дела. Они очень эмоционально воспринимают слова о том, что это древнее искусство наших предков, в них будто просыпается родовая память, и это прекрасно.

Виктор Васильевич говорит так воодушевленно, что мой заранее подготовленный вопрос о целесообразности таких благотворительных экскурсий, отвлекающих  мастера от работы, отпал  сам собой. Ведь дети – это будущее, высший смысл и источник вдохновения. Я же продолжаю колдовать над своим куском глины — с силой надавливаю в центр. Он поддаётся, начинают расти стенки. Постепенно комок обретает форму — стенки становятся всё выше и выгибаются, повинуясь движениям  моих рук. Это какое-то волшебство!

— А дети какого возраста чаще приходят?

— Разные.  И интересно со всеми. Малыши очень восприимчивы, завороженно впитывают всё, как губка. Задают неожиданные, живые вопросы. А  старшие считают себя сложившимися личностями, их интересует  прагматика  – сколько можно заработать, где лучше продать, насколько это выгодно… Я стараюсь рассказать детям, как важно найти себя, понять, чем ты действительно хочешь заниматься. Моя задача – отвлечь их от искусственного компьютерного мира, показать, что есть ещё и другой мир, где можно творить самим, выражать себя. И вдруг кто-то  найдет себя в гончарном деле – я давно подумываю об учениках.

Но  маленькая мастерская Виктора Фролова  не позволяет ему организовать несколько рабочих мест – она похожа на лавку чудес – стены до самого верха заставлены изделиями, ожидающими обжига, на окошке дремлет верный друг и помощник – кот Барсик, крутится гончарный круг – бьется сердце этой крошечной вселенной, — есть на что посмотреть, но… сложно представить, как здесь помещается группа детей.  Сам мастер уже начал строительство новой большой мастерской. Будет где развернуться творческой фантазии и педагогическому таланту!  А пока работа кипит в маленькой мастерской, заказов у мастера много.

— Вот это – порционные горшочки — равны как на подбор – заказ рыбинских ресторанов, — Виктор Васильевич «знакомит» меня с «жильцами» своей крошечной вселенной, ожидающими обжига в печи, — это цветочные горшки – тоже на заказ, а эти отвезу на продажу на рынок, знаю уже, какие чаще всего покупают. Но под заказ не очень люблю работать – всё должно быть выверено, точно, не остается места для творческой импровизации.

Греческие амфоры, сосуды, украшенные причудливой славянской вязью, изящные кувшины, горшки  с изображенным цветком папоротника, куколки, зверюшки… так и хочется дотронуться до коричневого бока. Но самые живые – это детские работы, их можно долго держать в руках и разглядывать.  Всё это похоже на глиняную древнерусскую сказку. И не верится, что сам мастер никогда не планировал, что будет всерьез заниматься народным промыслом. Все произошло само собой. 

Ещё трудясь на заводе, Виктор Фролов познакомился со старым гончарным мастером, который даже на работе не мог расстаться с любимым делом. Так в душе загорелся огонёк, которому было суждено стать пламенем.  По книгам Виктор Васильевич изучил теорию, смастерил немудреный гончарный инвентарь и отправился по городам и весям набираться опыта. За его плечами множество поездок и путешествий, опыт работы в маленькой городской квартире, несколько мастерских.  Он и сейчас не сидит на месте, проводя многочисленные выездные мастер-классы.

— Поездки, мастер-классы – это очень важно для меня. Это не просто общение с людьми и обмен опытом. Это встречи с родными душами, с единомышленниками, с теми, кто идет по одному пути и понимает друг друга с полуслова.

 Тем временем я осторожно снимаю с гончарного круга своё не очень ровное «произведение». А мастер начинает готовить очередную партию  к обжигу в печи – огромном агрегате во дворе. Кто имеет печь, тот в среде гончаров считается «монополистом» с большим преимуществом.

— А вот горшки обжигают не боги, — шутит Виктор Васильевич, — вскрытие печи – это особый, очень волнительный, кульминационный момент, становятся видны все огрехи, и исправить уже ничего нельзя. Как говорится, вскрытие покажет.

Из  крошечной вселенной Виктора Фролова не хочется возвращаться, там всё особенно живое и настоящее, потому что создал это пространство человек, крепко стоящий на своем жизненном пути и помогающий другим определить свой путь.

Комментарии Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости по теме